Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

Ellenai

Цветаева и самоубийство

Случаются порой в жизни странные, почти мистические совпадения. 31 августа 1901 года во Львове покончил с собой выстрелом из пистолета польский поэт Николай Бернацкий, а ровно 40 лет спустя, день в день, надела петлю на шею в Елабуге его родственница — русская поэтесса Марина Цветаева.

Самоубийство — тяжкий грех с точки зрения христианской религии, самоубийц запрещено хоронить в освященной земле. Однако для Бернацкого львовский епископ сделал исключение, разрешив его погребение на Лычаковском кладбище, поскольку самоубийство поэта было вынужденным, вызванным тяжелыми финансовыми затруднениями.

В 1991 году, в 50-ю годовщину смерти Цветаевой, Русская Православная церковь по ходатайству дьякона Андрея Кураева разрешила совершить панихиду по рабе Божьей Марине. "Я собрал свидетельства о ссылке Цветаевой в Елабугу, об условиях ее не-жизни там — это было скорее доведение до самоубийства. Когда я все это изложил покойному патриарху Алексию II, меня удивила легкость его решения: без подробных расспросов, взвешиваний, — его решение было сердечно-интуитивным" — рассказывает Кураев.

Итак, в роду Цветаевой были и поэты, и самоубийцы. Марина Ивановна интуитивно чувствовала, что пошла в свою "бернацкую" родню, живо интересовалась родословием своей польской бабушки Марии Бернацкой, но, похоже, ничего не знала о существовании у нее двоюродного брата-поэта. Представляю, как разыгралось бы ее воображение при мысли об этом своем родственнике!

cvetajeva.jpg

biernacki-rodoc.PNG

Николай Бернацкий (псевдоним — Родоть), поэт-сатирик, автор шуточных стихов и эпиграмм, в жизни был меланхоликом, что вообще характерно для представителей этого литературного жанра, расходующих в творчестве весь свой запас веселья, острот и иронии. Впрочем, стихи Бернацкого, несмотря на шуточную оболочку, пронизаны горечью и скорбью по поводу несовершенства мира. А Марина Цветаева была, в свою очередь, незаурядным сатириком — достаточно вспомнить ее "Крысолова".

Collapse )
Ellenai

Ольга Ивинская об Ариадне Эфрон

Алю Эфрон — Ариадну Сергеевну, дочку Марины Цветаевой я знала задолго до её возвращения из Туруханска, где длилась многолетняя её ссылка. Знала так сказать — заглазно по откровениям и рассказам Бориса Леонидовича.

Ей он писал туда, что с нами случилась беда — оторвали меня от него в страшную осеннюю ночь 1949 года.

Мне говорил задолго до нашего с Алей свидания:

— Вы будете, как сестры. Я всю жизнь должен заботить­ся о ней. Ее я посвятил в наше святое святых, в мою вторую жизнь, и знаешь — она рада за меня, — как она замечательно об этом пишет!

Я читала чудесные Алины письма к нему, к дорогому и родному для нее Боре. Представляла ясно, как морозной звездною ночью идет она в дальнее почтовое отделение, в валенках, по снегу получать бесценные, ласковые слова. Как искрится снег в бескрайнем туруханском просторе, какую радостную связь с далеким недосягаемым миром имеет она через ободряющие эти слова. Не зная Али — я тоже писала ей и получала от нее ответы. Ежемесячно Б.Л . посылал ей деньги, книги, и получал ответы от нее.

Письма Али оттуда были не только нежными, но и четкими, тоже ободряющими своего друга — и написаны характерным, прямым, разборчивым и четким почерком, совсем как ее душевная суть — ясная, твердая, отчетливая для самой себя.

— Какая она, Аля? Опиши! — как-то попросила я.

Он замешкался.

— Знаешь, она особенная — пусть тебя на отталкивает, что она некрасива. У нее голова как-то несоразмерно мала, на Марину не похожа, — но зато какая душа, умница какая!

Collapse )
Ellenai

Газета "Правда" о смерти Цветаевой

Нет-нет, не та "Правда". Печатному органу ЦК ВКП(б) не было никакого дела до идеологически чуждой поэтессы, повесившейся в Елабуге. На смерть Цветаевой откликнулась вот эта газета:



Только не подумайте, что это фотошоп. Газета, повторяющая своим названием и оформлением коммунистическую "Правду", издавалась в 1941–1944 гг. на оккупированной советской территории.

По объему газета была невелика — всего 4 страницы. Первый ее номер вышел 21 августа 1941 г. Местом издания первоначально была Рига, затем редакция перебралась в Ревель (Таллинн). Во втором номере газеты, вышедшем 28 августа 1941 г., в выходных данных было указано: "Редактор-издатель В.В. Клопотовский. Типография "Рота 2", ул. Рихарда Вагнера (Мельничная), 57". Подробнее об этом и других подобных изданиях см. здесь.

Collapse )