Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Ellenai

Сергей Эфрон в санитарном поезде № 187

efron

Этот снимок Сергея Эфрона в военной форме, являющийся фрагментом групповой фотографии, достаточно хорошо известен. Но далеко не все знают, что означает цифра 187 на его погонах. А означает она номер санитарного поезда, в котором Эфрон служил в чине зауряд-прапорщика с марта по июль 1915 г.

Военно-санитарные поезда в период Первой мировой войны находились не только в подчинении военного ведомства, но и создавались на общественных началах — частными лицами и различными организациями. Одной из таких общественных организаций был Всероссийский земский союз помощи больным и раненым воинам во главе с кн. Г.Е. Львовым. Именно Союзу принадлежал поезд № 187, который с октября 1914 г. совершал рейсы из Москвы в Белосток, Варшаву и другие прифронтовые города. История этого поезда особенно примечательна тем, что связана с именем дочери великого писателя — Александры Львовны Толстой.

Collapse )
Ellenai

Дрезденское лето Марины и Анастасии Цветаевых

8 октября — день рождения Марины Цветаевой

Scan1
Анастасия и Марина Цветаевы.
Москва, 1911 г.


Нашла в сети очень интересную статью, посвященную пребыванию сестер Цветаевых в Германии летом 1910 г.
Статья опубликована на немецком сайте gazeta-integral.de в 2010 г.
К сожалению, попасть на сайт не могу — ссылка не работает.

Collapse )
Ellenai

Сонечка Голлидэй - муза Марины Цветаевой. Часть 4

В сезон 1919/20 г. Симбирский городской театр был переименован в Гарнизонно-красноармейский, а его профессиональная труппа слита с любительской труппой Народного дома им. Я.М. Свердлова. Местные деятели Пролеткульта выступали против засилья "буржуазных" пьес на сцене и требовали спектаклей на пролетарско-революционную тематику. Театр находился в бедственном состоянии: выбитые стекла, сквозняки, гуляющие по сцене. А во второй половине сезона его и вовсе закрыли из-за эпидемии брюшного тифа.

О том, какие роли играла Сонечка в Симбирске, сведений не сохранилось. В местной прессе ее имя промелькнуло только один раз — в рецензии на музыкально-поэтический концерт, состоявшийся 5 октября 1919 г. на сцене Народного дома.

"Бесспорно первое место на вечере надо отдать артистке Второй московской студии — Голлидэй, художественно исполнившей знаменитые стихи в прозе "Как хороши, как свежи были розы". Отчасти мешала декламации частая перемена световых эффектов."

(Газета "Заря", 8 октября 1919 г.)

Комбриг после отъезда из Казани, по-видимому, больше не вспоминал о Сонечке. Она чувствовала себя одинокой и покинутой. В письме от 22 марта 1920 г. к одной своей московской знакомой Сонечка жаловалась:

"Я молчу и задыхаюсь и притворяюсь живой, хотя я давно мертвая (...) люблю я Александра Николаевича еще больше, чем прежде, — сама себе в сердце вколачиваю этот гвоздь".

Пытаясь спастись от несчастной любви, Сонечка приняла предложение влюбленного в нее Михаила Андреевича Абрамовского — актера и режиссера Симбирского городского театра. В том же письме она пишет:

"Не знаю, что дальше, — после Пасхи буду венчаться с Абрамовским. (...) Это необыкновеннейшая из историй, — и такие только со мной случаются. Мне дома скучно, в театре омерзительно, на улице скучно — знакомые омерзительны — одной скучно. А Михаил Андреевич — обожает меня, — так просто не так одиноко — ни любви безмерной, ни влюбленности, и нет и не было, — но как-то привязалась, привыкла, — и потом эта безумная жалость, которая губит меня и коверкает мою жизнь. — Но он добрый, такой честный, такой порядочный, — не актерский, — и слепо привязан ко мне, — мне не плохо, так — спокойно, удобно, приятно".

В выборе спутника жизни Сонечка не ошиблась — Михаил Андреевич оказался преданным и заботливым мужем, оставшимся с ней до конца дней.

Collapse )