Ellenai (e11enai) wrote,
Ellenai
e11enai

Categories:

Елизавета Эфрон в Невельском уезде

В ХХI веке в Псковской области это прозвучит необычно: «Для Невельского уезда период 20-х годов ХХ века был временем культурного «ренессанса»

Определенно можно сказать, что Псковский региональный этап XIV Всероссийского конкурса исторических исследовательских работ старшеклассников «Человек в истории. Россия XX век» в 2013 году получился очень успешным. От некоторых работ было не оторваться.

Исторические работы школьников, выдвигаемые на этот конкурс, всегда было интересно читать. Но 2013 год на фоне предыдущих лет все-таки выделяется. На этот раз работы, представленные жюри, за редким исключением, были очень хороши. Так что мне и остальным членам жюри было не просто определить победителей. Возникли разногласия.

Думаю, что разногласия не сильно повлияли на общий итог.


«В годы репрессий это был настоящий подвиг»

В Псков на награждение, происходившее в Историко-краеведческой библиотеке им. И. И. Василёва, из многих районов Псковской области приехали авторы действительно самых лучших работ. К ним присоединились научные руководители – школьные учителя. Награды победителям регионального этапа вручал Юрий Дзева – председатель Псковской областной общественной организации «Псковское историко-просветительское и правозащитное общество «Мемориал»».

Многие участники впервые оказались в центре внимания – давали интервью телевидению, радио, газетам… Когда ученики собирали материал для своих исторических работ, то они сами выступали в роли интервьюеров. Именно тогда и происходило самое интересное. Этап сбора информации – очень увлекательный.

Школьники, в основном – старшеклассники, встречаются с земляками, расспрашивают об истории XX века, собирают и анализируют документы… Иногда им приходится опровергать вещи, которые уже были опубликованы в СМИ. В этом нет ничего необычного. Для большинства участников конкурса «Человек в истории. Россия XX век» – это первый опыт исторического исследования. Поэтому велико желание сделать всё как можно лучше.

Очень часто дети обращаются к истории своей семьи. Некоторые работы, присланные на конкурс, напоминают семейные альбомы. Но только отчасти. В лучших работах мы видим не только иллюстрации к жизни, но и саму жизнь. Одновременно воссоздается история нашей страны. В основном, это военные и послевоенные годы.

Прежде всего я обратил внимание на работы, присланные из Опочки, Невеля и деревни Ершово Псковского района. Это не значит, что остальные работы были хуже. Просто истории, рассказанные в работах Ларисы Афанасьевой, Алексея Аникеенка, Антона Усика и Анны Курочкиной хорошо вписываются в газетный формат.

Например, много ли вы знаете о театральной жизни Невельского уезда в 20-30-е годы ХХ века?

Антон Усик и Анна Курочкина вместе с научным руководителем – Ларисой Курочкиной, обратились к жизни Елизаветы Эфрон, чья биография тесно связана с Невельским уездом. Так появилась исследовательская работа «Скрещение судеб. Судьба актрисы Елизаветы Яковлевны Эфрон в истории страны и Невельского уезда».


145.jpg

Елизавета Эфрон. 1920-е годы


Антон Усик исследовал литературные источники, прессу, письма. Анна Курочкина беседовала с жителями, записывала воспоминания членов собственной семьи – прабабушки Антонины Степановны Слободчиковой. Антонина Степановна – дочь регента церковного хора Кубецкой церкви Рождества пресвятой Богородицы, свидетельница театральной деятельности в Невельском уезде.

Елизавета Эфрон – человек известный. Она – ученица Вахтангова, учитель Анатолия Эфроса, Дмитрия Журавлёва, Анатолия Адоскина и других известных артистов и режиссеров. Брат Елизаветы Яковлевны Сергей Эфрон – муж Марины Цветаевой.

Вот отрывок из работы Антона Усика и Анны Курочкиной: «Елизавета Яковлевна заменила брату Сергею не только мать, она заменила его и Марининым детям бабушку. В голодные годы революции, гражданской войны Елизавета Яковлевна забирала к себе детей Марины и Сергея – Алю и Ирину –и месяцами заботилась о них.

Она хотела удочерить Ирину, оставить ее у себя. Елизавета Яковлевна, единственная из семьи Эфронов, не боялась писать письма Сергею за границу, высылала ему во Францию советские газеты, книги.

Елизавета Яковлевна приняла у себя и прописала Ариадну Эфрон, приехавшую из Франции. Она приютила в своей крохотной комнатке бежавших из Болшева Марину и Георгия, после ареста Ариадны и Сергея.

Она приютила у себя и прописала Георгия, вернувшегося из Ташкента уже после смерти матери, Марины Цветаевой. Георгий передал архив матери в самое надежное место – Елизавете Яковлевне Эфрон. Знал, что сохранит. В годы репрессий это был настоящий подвиг.

Елизавета Яковлевна из своей мизерной пенсии посылала деньги Ариадне, Анастасии Ивановне Цветаевой в Сибирь, Георгию в Ташкент. Она делилась с ними последним, и это в течение 15 лет. Как она боролась, чтобы спасти семью Цветаевой–Эфронов! Но время было сильней. Оно унесло всех, не оставив никому из них даже потомства.

Не было семьи и детей и у самой Елизаветы Яковлевны».


«Актрисой я сделалась от голода»

В Невельском уезде Елизавета Эфрон впервые оказалась потому, что во время Первой мировой войны вместе с сестрой Верой Эфрон познакомилась с Василисой – дочерью А. Е. Жуковского, владельца имение Канашово Невельского уезда, и приезжала туда в гости. Позднее – в 1919 году – Елизавета Эфрон вновь вернулась в Невельский уезд, для того чтобы помочь организовать в селе Долыссы самодеятельный театр.

Из Москвы в далекий уезд Елизавета Эфрон отправилась не от хорошей жизни. В Москве люди голодали и в поисках еды уезжали в провинцию. И находили там не только еду. Елизавета Яковлевна писала брату: «Актрисой я сделалась от голода. Я никогда бы на сцену не пошла, но было так: или умирай, или играй… Я была режиссёром, героиней, комической старухой…».

Из работы «Скрещение судеб. Судьба актрисы Елизаветы Яковлевны Эфрон в истории страны и Невельского уезда»:

«По воспоминаниям сына Веры Яковлевны Эфрон (сестры Елизаветы Эфрон – Ред.) Константина Михайловича, его мать в 20-е годы руководила самодеятельностью от Москвы до Себежа и помогала в работе сестре. Из книги Л. М. Максимовской «Усть-Долысские истории» мы узнали, что играли пьесы Чехова, Островского. Классика пользовалась успехом у местного населения.

Театр работал с 1919 по 1926 годы и оставил яркий след в сердцах и памяти наших земляков. В 1932 году работа театра ненадолго возобновилась в селе Кубок. Е. Я. Эфрон вместе с Менасом Геворкяном поставили «Степь», «Тоску», «Красавиц» Чехова, «Певцов» Тургенева. Местные жители помогали шить костюмы, оформлять декорации. Живое участие в этой работе принимала дочь священника кубецкой церкви Зинаида Митрофановна Ширкевич, с которой очень подружилась Е. Я. Эфрон.

Местные жительницы Валентина Семёновна Шабанова и Нина Дмитриевна Галактионова, воспоминания которых записала Л. М. Максимовская, директор музея истории г. Невеля, видели спектакли в народном доме, будучи детьми. Нам удалось отыскать и других свидетелей расцвета сельской культурной жизни…».

Когда я дочитал до того места, где упоминалась Зинаида Ширкевич, то остановился… Где-то мне эта фамилия недавно уже встречалась.

Ах да, в журнале «Большой город», когда дочь ученика Елизаветы Эфрон актриса Наталья Журавлёва вспоминала о знаменитой московской кухне на первом этаже дома кооператива Театра Вахтангова, в которой собирались Анна Ахматова, Борис Пастернак, Александр Вертинский, Святослав Рихтер, Юрий Завадский, Павел Антокольский, Семён Гейченко, Вера Марецкая… [ См.: Кухня Журавлева // Журнал «Большой город» от 24 октября 2011 г.]


146.jpg
Зинаида Ширкевич. Конец 1920-х годов

147.jpg
Дом Ширкевичей в селе Кубок. 1930-е годы


Приходили туда и Елизавета Эфрон вместе со своей подругой Зинаидой Ширкевич. В тот раз, когда на кухню Журавлёва пришли Эфрон и Ширкевич, Борис Пастернак как раз читал «Доктора Живаго».

Зинаида Ширкевич была больна костным туберкулёзом, и Елизавета Эфрон приютила её у себя в Москве во время лечения.

В письме Сергея Эфрона, написанном 17 ноября 1937 года Елизавете Эфрон и Зинаиде Ширкевич, есть такие строки:

В Мерзляковском переулочке
Проживаешь ты – Зюзюлечка;
Рядом с нею, как картина,
Проживает моя Зина:
Вот теперь и обмозгуй –
Для кого мой поцелуй.
Чтобы даром не мудрить –
Поцелуй мой поделить.

В небольшой комнате Елизаветы Эфрон в Мерляковском переулке Зинаида Ширкевич некоторое время спала на сундуке, в котором хранились рукописи Марины Цветаевой.


«В провинции театральная деятельность была поставлена серьёзно и успешно»

Из работы «Скрещение судеб. Судьба актрисы Елизаветы Яковлевны Эфрон в истории страны и Невельского уезда»:

«Елизавета Яковлевна Эфрон была «ангелом–хранителем» не только для семьи М. Цветаевой, так как заботилась о брате, затем о его семье. Она в непростое время гонений, репрессий сохранила для всех нас, для страны архив М. Цветаевой, что является, возможно, её главным вкладом в историю и культуру страны.

Как театральный педагог и режиссёр Елизавета Яковлевна оставила яркий след в искусстве, оставив после себя ряд программ, которые вызывали восторг специалистов, и свою неповторимою манеру сценического чтения, которая через её великих учеников продолжает жить, которая продолжает лучшие традиции русского театра.

Для Невельского уезда период 20-х годов ХХ века был временем культурного «ренессанса».

Одним из важнейших событий того времени была организация народного театра. Это была не просто художественная самодеятельность, ведь к организации спектаклей были привлечены специалисты. Событие это было необыкновенным, так как на селе, в провинции театральная деятельность была поставлена столь серьёзно и успешно…».

Максимилиан Волошин, в коктебельском доме которого еще до революции гостила Елизавета (Лиля) Эфрон, 29 января 1913 года написал: Елизавете (Лиле) Эфрон:

Полёт её собачьих глаз
Огромных, грустных и прекрасных,
И сила токов несогласных
Двух близких и враждебных рас,
И звонкий смех, неудержимо,
Вскипающий, как сноп огней,
Неволит всех спешащих мимо
Шаги замедлить перед ней.
Тяжёлый стан бескрылой птицы
Её гнетёт, но властный рот,
Но шеи гордый поворот,
Но глаз крылатые ресницы,
Но осмуглённый стройный лоб,
Но музыкальность скорбных линий
Прекрасны. Ей родиться шло б
Цыганкой или герцогиней.
Все платья кажутся на ней
Одеждой нищенской и сирой,
А рубище её порфирой
Спадает с царственных плечей.
Всё в ней свободно, своенравно,
Обиды, смех и гнев всерьёз,
Обман, сплетённый слишком явно,
Хвосты нечёсанных волос,
Величие и обормотство,
И мстительность, и доброта…
Но несказанна красота
И нет в моём портрете сходства.

Однако у Максимилиана Волошина были и более молодые соперники, проявлявшие к Елизавете (Лиле) Эфрон интерес.

Вот как события 1916 года, связанные с Елизаветой Эфрон, описаны у Анны Саакянц в книге «Марина Цветаева. Жизнь и творчество».

Разговаривают Осип Мандельштам и Марина Цветаева:

«Я не могу больше вынести одиночества, я с ума сойду, мне нужно, чтобы кто-нибудь обо мне думал, заботился. Знаете, – не жениться ли мне на Лиле?» – «Какие глупости!». – «И мы были бы в родстве. Вы были бы моей belle soeur» (своячницей – Ред.). – «Да-да-а... Но Сережа не допустит». – «Почему?» - «Вы ведь ужасный человек, кроме того, у Вас совсем нет денег». – «Я бы стал работать, мне уже сейчас предлагают 150 рублей в Банке, через полгода я получил бы повышение. Серьезно». – «Но Лиля за Вас не выйдет. Вы в нее влюблены?» – «Нет». – «Так зачем же жениться?». – «Чтобы иметь свой угол, семью...». – «Вы шутите?». – «Ах, Мариночка, я сам не знаю!».

Своячницей Марина Цветаева Осипу Мандельштаму так и не стала.

…Иногда Елизавету Эфрон в СМИ путают с Натальей Ефрон. Учитывая то, что Наталья Ефрон в 1939 году сыграла у Михаила Ромма в фильме «Ленин в 1918 году» Фанни Каплан – ошибка существенная.

Так вот, школьники Антон Усик и Анна Курочкина такой ошибки избежали, объяснив в своей работе – кто есть кто.

Из работы «Скрещение судеб. Судьба актрисы Елизаветы Яковлевны Эфрон в истории страны и Невельского уезда»:

«Елизавета Яковлевна была также педагогом актрисы Натальи Григорьевны Ефрон, своей троюродной кузины, сыгравшей роль Фанни Каплан в фильме «Ленин в 1918 г». Она работала с Натальей, когда та, уйдя из театра, готовила свои чтецкие программы. Наталья Ефрон погубила свою кинокарьеру, согласившись играть Фанни Каплан в фильме о Ленине: ни один режиссёр больше не мог предложить ей роли».

* * *

Десять лучших работ, отобранных на региональном этапе XIV Всероссийского конкурса исторических исследовательских работ старшеклассников «Человек в истории. Россия XX век», отосланы в Москву на всероссийский конкурс.

В следующем номере «Псковская губерния» внимательно приглядится еще к двум школьным работам, отправленным в Москву.

Алексей СЕМЁНОВ
Газета "ПСКОВСКАЯ ГУБЕРНИЯ"
№14 (636) от 10 - 16 апреля 2013 г.

http://gubernia.pskovregion.org/number_636/05.php

Tags: Эфроны
Subscribe

  • Марина Цветаева и Гуго Гупперт

    Гуго Гупперт ДЕВИЧЕСКАЯ МОГИЛА Никому я не открою, А тебя на свете – нет, Как сроднился я с тобою Зá семь юношеских лет. Ну и…

  • Эва Демарчик - "Имя твоё"

    Польская певица Эва Демарчик начала исполнять песни на стихи Марины Цветаевой и Осипа Мандельштама раньше, чем это сделала Алла Пугачева. В 1975…

  • Ариадна Эфрон и Ада Федерольф

    22 февраля 1949 года была арестована, а затем приговорена к пожизненной ссылке в Сибирь дочь Сергея Эфрона и Марины Цветаевой Ариадна Эфрон. Это…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments