Ellenai (e11enai) wrote,
Ellenai
e11enai

Category:

Прижизненные портреты Марины Цветаевой

Уж в чем Марина Цветаева точно не могла соперничать с Анной Ахматовой — так это в количестве прижизненных портретов, нарисованных с натуры. Художники явно не баловали ее своим вниманием. Да и портреты получались, как правило, маловыразительными — не в пример блестящим фотоснимкам, сделанным в ателье Шумова.

Тем не менее, работы художников, которым позировала Цветаева, представляют определенный интерес. Попробуем собрать их все.


Итак, самый ранний портрет.

cvetaeva-1911.JPG
Неизвестный художник. "Марина Цветаева с натуры. 1910 г."

Портрет нарисован на последней, чистой странице первого сборника стихов Цветаевой — "Вечерний альбом" (М., 1910). Электронную версию книги с портретом можно скачать здесь.

Публикаторы предполагают, что автором рисунка была Анастасия Цветаева, но это не так. Сама Анастасия Ивановна впервые увидела этот портрет в книге Анны Саакянц "Марина Цветаева. Страницы жизни и творчества" (М., 1986) и отнеслась к нему резко негативно.

"...Профиль неизвестной женщины и подпись под ним: "Марина Цветаева, портрет неизвестного художника". С полным отсутствием сходства с профилем сестры моей," — писала она в рецензии на книгу Саакянц ("Звезда", 1987, № 8, с. 185).

Однако профиль на портрете все-таки цветаевский, что бы там не утверждала сестра поэта. Единственное, что вызывает сомнение — это датировка. Судя по прическе, портрет относится не к 1910 году, когда Цветаева обрила голову, а к 1911 году, когда у нее отросли кудрявые волосы. Возможно, автором портрета был кто-то из обитателей знаменитого московского "обормотника", где Цветаева жила с Сергеем Эфроном после возвращения из Коктебеля в 1911 году.

К этому же времени относится и дружеский шарж на Цветаеву и Эфрона работы Надежды Крандиевской.


cvetaeva-efron.jpeg
Н. В. Крандиевская. Шуточный портрет М. И. Цветаевой и С. Я. Эфрона.
Бумага, акварель, графитный карандаш. 1911. РГАЛИ.


В 1915 году Крандиевская выполнила скульптурный портрет Марины Цветаевой, причем в трех вариантах: в мраморе, бронзе и цветной керамике. Мраморный вариант находится в Архангельском областном музее (сведения Л. Мнухина), керамический — в Государственном Литературном музее. О бронзовом сведений найти не удалось.


cvetaeva_keramika.jpg
Н. В. Крандиевская. Бюст М. Цветаевой. 1915. Раскрашенная гипсовая копия.

cvetaeva-tarusa.jpeg
Н. В. Крандиевская. Бюст М. Цветаевой. Копия с майолики.
Художественный музей г. Тарусы.

cvetaeva-museum.png
Гипсовая копия бюста М. Цветаевой работы Н.В. Крандиевской
в Доме-музее Марины Цветаевой в Москве.


К 1915 году, по-видимому, относится и портрет Марины Цветаевой работы художницы Магды Нахман, хотя его часто датируют 1913 годом. Летом 1913 года Нахман работала в Коктебеле над портретом Сергея Эфрона, но никаких упоминаний о портрете Цветаевой в письмах того времени нет. К тому же прическа явно указывает на 1915 год (на фотографиях 1913 года у Цветаевой более длинные волосы).

nachman.jpg
Магда Нахман. Портрет Марины Цветаевой. 1915.
Холст, масло. Частное собрание.


В 1922 году в Москве вышла книга художницы Елизаветы Кругликовой "Силуэты современников", где, среди прочих, был и знаменитый силуэт Цветаевой.

cvetaeva
Е. С. Кругликова. Силуэт Марины Цветаевой.
Из книги "Силуэты современников" (1922).


К эмигрантскому периоду жизни Цветаевой относятся ее портреты работы А. Билиса и Б.Ф. Шаляпина.

Scan08.JPG
Аарон Билис. Портрет Марины Цветаевой.
Бумага, угольный карандаш. 1931. РГАЛИ.

Подробнее об этом портрете здесь.


shalapin.jpg
Борис Шаляпин. Портрет Марины Цветаевой. 1933.
Бумага, акварель. Частное собрание.


В сети гуляет также черно-белый снимок портрета Цветаевой работы Николая Дмитриевича Милиоти, который относят почему-то к периоду около 1920 года. Цветаева в это время была дружна с его братом Василием, что же касается Николая Дмитриевича, то он всю гражданскую войну провел в Крыму, а в 1920 г. эмигрировал. Портрет, судя по подписи латиницей и дате, начинающейся на цифру 3 (36?), сделан в эмиграции во Франции.

milioti.jpg
Н. Д. Милиоти. Портрет Марины Цветаевой. 1930-е годы (?)

К сожалению, об отношениях Цветаевой с Н.Д. Милиоти ничего не известно.


СОМНИТЕЛЬНЫЕ ПОРТРЕТЫ

vysheslavcev.jpg
Н. Н. Вышеславцев. Женский портрет. 1921 (Марина Цветаева?)
Бумага, тушь. Третьяковская галерея.

Художнику Николаю Николаевичу Вышеславцеву Марина Цветаева в 1920 г. посвятила большой цикл стихов под названием "Н. Н. В." Известно, что Вышеславцев сделал обложку для ее книги "Версты" (Госиздат, 1922) и работал над портретом дочери Али, который не сохранился. Но никаких сведений о том, что художник рисовал саму Цветаеву, не существует. Тем не менее, портрет неизвестной женщины, обнаруженный в собрании Третьяковской галереи, был атрибутирован как портрет Цветаевой. Впервые его опубликовала Анна Саакянц в журнале "Огонек" (1984, № 20), сопроводив следующим восторженным комментарием:

"...Обостренные, неженственные черты лица; за суровым, резким, почти аскетическим обликом угадывается вулкан чувств...

Плотно, "намертво" сжатые губы на портрете — "замок", за которым бьется заточенный "пленный богатырь": душа поэта.

Но главное — глаза. Огромные, широко распахнутые глаза; они, кажется, смотрят прямо на вас, но не видят. Отрешенный, невидящий (еще и потому, что была близорука!) цветаевский взгляд, о котором вспоминали современники и который не в силах была передать ни одна фотография. Взгляд сновидицы, взгляд поэта, всматривающегося в самого себя...

Пропорции глаз? Рта? Мы знаем по более ранним и более поздним фотографиям Цветаевой, что глаза ее в действительности были меньше, а рот — длиннее и уже. Но интуиция запретила художнику быть слепым рабом внешних примет и открыла ему внутреннюю суть. Любопытно, что портреты, сделанные Вышеславцевым, как правило, были вполне реалистичны. Портрет Марины Цветаевой — единственный в своем роде: это портрет-озарение. В сравнительно небольшой цветаевской иконографии, как прижизненной, так и посмертной, этот портрет, бесспорно, самый лучший".

Этих восторгов, однако, совсем не разделяла Анастасия Ивановна Цветаева.

"Увидев этот чудовищный портрет в "Огоньке" и прочтя восхваление его А. Саакянц, я возмутилась: как может восхвалять его человек, никогда не встречавшийся с Мариной в жизни и — что еще страннее — видавший множество ее фотографий, явно говоривших о полнейшем несходстве портрета с натурой! Карикатура! Я, услыхав, что на другой день портрет этот среди нескольких современных будет показан всем, кто придет на очередное собрание к Л.А. Мнухину, позвонила из Дома творчества в Переделкино — в Москву, Надежде Ивановне Катаевой, и просила ее записать мною приготовленный отзыв об этом портрете — прочесть вслух перед началом собрания. Там говорилось, что я прошу помнить две вещи: что я, сестра Марины, еще жива и лучше меня никто не может судить о портрете. Дальше шло перечисление несходств: огромные эфроновские глаза с лица ее дочери пересажены на лицо матери, нос — короче Марининого, рот — бантиком.

Выслушав и записав под мою диктовку это по телефону, Надежда Ивановна умоляла меня пожалеть автора статьи, А. Саакянц — зачем ее огорчать публично. "Я обещаю, Анастасия Ивановна, что сегодня же прочту ей ваш текст, она узнает все ваши возражения, этого достаточно, уверяю вас..."

И я согласилась. Мою страничку Надежда Ивановна прочла ей, как обещала, но мнение сестры Марины не произвело на нее никакого впечатления, — и она повторила свое воспевание в книге, навязав его читателю, — с обычной самоуверенностью. Фактическое несходство ни черт, ни выражения лица не поколебало собственное ее мнение о высоком качестве портрета, о внутреннем сходстве — "из всей... иконографии, прижизненной и посмертной, этот портрет наиболее выразительный, это портрет единственный в своем роде — портрет-озарение" (стр. 235).

С "единственностью в своем роде" согласна не только я, но и многие (среди них и художники), мне о нем сказавшие: "Это совершенный кошмар!" и "Ужас какой-то!" Карикатура!"

("Звезда", 1987, № 8, с. 186)

Вопрос о том, является ли данный портрет изображением Цветаевой или какой-либо другой женщины, остается открытым.


В Доме-музее Марины Цветаевой в Болшево демонстрируется еще один сомнительный "портрет Марины Цветаевой" авторства Георгия Калистратовича Артемова, который относят к 1931 году.

artemoff.jpg

Г. К. Артемов и его жена, художница Лидия Никанорова, были соседями Марины Цветаевой в период ее жизни в пригороде Парижа — Кламаре. Есть сведения, что Цветаева позировала Артемову, но явно не для этого портрета, который совершенно на нее не похож.

На французском сайте, посвященном Артемову, сказано, что это автопортрет художника:
http://www.espritsnomades.com/artsplastiques/artemoff/artemoffbiographie.html

Tags: Марина Цветаева, художники
Subscribe

  • А.Н. Толстой в Барвихе

    Малоизвестный очерк эмигрантского историка Бориса Прянишникова, написанный по рассказам его жены Ксении Николаевны, близко знавшей А.Н. Толстого в…

  • Квартирантка глазами хозяйки

    О последних днях жизни Марины Цветаевой Анастасия Ивановна Бродельщикова, хозяйка дома в Елабуге, где кончила свои дни Марина Цветаева, в 60-е годы…

  • Марина Цветаева в воспоминаниях П.П. Сувчинского

    Письменных воспоминаний о Марине Цветаевой Петр Петрович Сувчинский не оставил, однако существуют его устные рассказы, записанные Вероникой Лосской и…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 29 comments

  • А.Н. Толстой в Барвихе

    Малоизвестный очерк эмигрантского историка Бориса Прянишникова, написанный по рассказам его жены Ксении Николаевны, близко знавшей А.Н. Толстого в…

  • Квартирантка глазами хозяйки

    О последних днях жизни Марины Цветаевой Анастасия Ивановна Бродельщикова, хозяйка дома в Елабуге, где кончила свои дни Марина Цветаева, в 60-е годы…

  • Марина Цветаева в воспоминаниях П.П. Сувчинского

    Письменных воспоминаний о Марине Цветаевой Петр Петрович Сувчинский не оставил, однако существуют его устные рассказы, записанные Вероникой Лосской и…