Ellenai (e11enai) wrote,
Ellenai
e11enai

Category:

Евразиец Арапов, племянник Врангеля. Часть 2

Продолжаем собирать досье на нашего героя.

Имя Арапова упоминается, среди прочего, в письмах П.П. Сувчинского к Н.С. Трубецкому, на которых имеются пометы, сделанные рукой П.Н. Савицкого. Савицкий дает к письмам, в частности, такие комментарии:

"Первое появление Петра Семеновича Арапова, игравшего огромную — сначала конструктивную, потом разлагающую — роль в Евразийстве с 1922 по 1929 год. Очень способный человек, с великолепным "жестом", тончайший сноб, парадоксальное сочетание глубокой принципиальности и циничной беспринципности (эта последняя с годами в нем возрастала). Исключительная наружность. Совершенное знание ряда языков. Покоритель женских сердец (Т. Н. Родзянко, Исакова, кн. Е. Г. Голицына), всегда пренебрегавший женщинами. (Подобно многим гвардейцам он их не "признает".) В Крыму и позже состоял при П.Н. Врангеле. Вспоминаю, что он участвовал в расстрелах и убийствах "по приказу" — что очень потрясло его психологию». (ГАРФ, ф. 5783, оп. 1, ед. хр. 359, л. 16) (Цит. по: Российский Архив, т. 5, М., 1994, с. 498.)

"Палка Арапова, с которой он не расставался, была в евразийской среде столь же общеизвестна, как и его улыбка (очень привлекательная, со скрытой жестокостью и цинизмом). В руках талантливого автора каким ярким героем романа мог бы стать Арапов — изысканный "аристократ", человек с несомненной склонностью к богословию и философии и несомненными чертами чекиста! "От патристики до чекистики" — вот лозунг, который относится к нему более чем к кому-либо другому". (ГАРФ, ф. 5783, оп. 1, ед. хр. 359, л. 81 об) (Цит. по: Новый мир, 1991, № 1, с. 181.)


00015912
П.С. Арапов. Фото из архивно-следственного дела (Архив УФСБ по Архангельской области).
Взято у dojkov Племянник Врангеля


"Как явствует из материалов архивно-следственного дела на П.С. Арапова, хранящегося в ОРАФ УФСБ по Архангельской области, в Советский Союз он прибыл в конце лета 1930 года. Имея при себе документы на Семенова Павла Сергеевича, он поселился в московской гостинице "Старо-Варварская". Целью его приезда стали переговоры о возможном переезде в СССР. Но вероятно, в руководстве ОГПУ уже мало кого интересовал этот вопрос. Потому 3 сентября 1930 года Арапов был арестован. В предъявленном обвинении цель его визита уже звучала совершенно иначе: прибыл в СССР с целью "...сколотить здесь контреволюционную группу с задачами шпионажа и террора". Следствие тянулось более трех лет, 5 апреля 1934 года (...) Коллегия ОГПУ вынесла приговор — 10 лет лишения свободы.

Дальнейшая судьба Арапова сложилась трагически. Согласно справке, составленной начальником Соловецкой тюрьмы особого назначения ГУГБ НКВД Раевским, его обвинили в том, что он "...группировал вокруг себя заключенных, бывших аристократов царского времени (террориста Вяземского, фашиста Бестужева-Рюмина и др.)". Помимо этого Арапов систематически занимался контрреволюционной агитацией, утверждая, что менять своих контрреволюционных убеждений не намерен, а "по поводу расстрела троцкистско-зиновьевской банды высказал соболезнования". Эта краткая справка стала обвинительным приговором. 14 февраля 1938 года особая тройка УНКВД по Ленинградской области вынесла приговор: Арапова Петра Семеновича — расстрелять. В тот же день приговор привели в исполнение".


(Тумшис М., Папчинский А. 1937: Большая чистка. НКВД против ЧК. М., 2009, с. 365—366.)


Сведения о П.С. Арапове из базы данных "Мемориала":

Арапов Петр Семенович (варианты ФИО: Семенов Павел Сергеевич). Родился в с. Плес, Мокшанский у., Пензенская губ.; русский; образование высшее; б/п; Член редколлегии журнала "Евразия". Проживал: г. Москва, Старо-Варварская гостиница.
Арестован 1 сентября 1930 г.
Приговорен: КОГПУ 5 апреля 1934 г., обв.: 58-4.
Приговор: 10 лет ИТЛ

Источник: Архив НИЦ "Мемориал" (Санкт-Петербург)

Арапов Петр Семенович (варианты ФИО: Семенов Павел Сергеевич) Родился в 1897 г., с. Плес Мокшанского у. Пензенской губ.; корнет царской армии, штабс-ротмистр Белой армии, без гражданства, имел родственников за границей (Англия). Проживал: г. Москва, Старо-Варварская гостиница.
Приговорен: Коллегией ОГПУ 5 апреля 1934 г., обв.: по ст. 58-4 УК РСФСР.
Приговор: на 10 лет ИТЛ.

Источник: Ленинградский мартиролог т. 8 (готовится к печати)

Арапов Петр Семенович (варианты ФИО: Семенов Павел Сергеевич). Родился в 1897 г., с. Плес Мокшанского у. Пензенской губ.; Отбывал наказание в Соловках.
Приговорен: Особой тройкой УНКВД ЛО 14 февраля 1938 г., обв.: за "контрреволюционную агитацию среди заключенных".
Приговор: ВМН. Расстрелян 17 февраля 1938 г. Место захоронения — в Соловках.

Источник: Ленинградский мартиролог т. 8 (готовится к печати)

Следует пояснить, что пункт 4 статьи 58 УК звучал как "Помощь, оказываемая международной буржуазии". Этот пункт применялся ко всем бывшим белым офицерам, находившимся в эмиграции, а также участникам эмигрантских политических и общественных организаций.


"Это был не первый арест Арапова: 12 сентября 1918 года он уже арестовывался чекистами. При нем были изъяты документы на имя Семенова Павла Сергеевича. 7 февраля 1919 года по заключению следователя и руководства ОО ВЧК Арапов из-под стражи был освобожден "с изменением меры пресечения на подписку о невыезде из Москвы и явку в ВЧК по первому требованию". После освобождения Арапов бежал на территорию, захваченную белыми. (Архив авторов. Справка Центрального архива ФСБ России № 10/а—3255 от 4 августа 2006 года.) Из другого архивного уголовного дела (№ П-13564) можно узнать и более подробные данные о самом Петре Семеновиче Арапове. Родился в 1897 году с селе Плес Мокшанского уезда Пензенской губернии. Из дворян (помещиков), в графе "социальное положение" записано "свободная профессия", семейное положение — холост. Подданства не имеет. Из родственников указана лишь одна мать — Дарья Петровна Арапова, на 1934 год проживающая в Англии (Оксфорд, Хедингтон). Арапов окончил философский факультет Берлинского университета. Бывший царский и белый офицер: в царской армии служил с 1916 по декабрь 1917 года в чине корнета, в белой армии — с июля 1919 года по ноябрь 1920 года, в чине штабс-ротмистра. Имеются в учетно-статистической карточке Управления Соловецкого ИТЛ ОГПУ и приметы з/к Арапова: рост — высокий, телосложение — нормальное, цвет волос — темный, цвет глаз — черный, нос — прямой, "...прочих примет не имеется". (См.: ОРАФ УФСБ по Архангельской области. Архивное следственное дело № П-13564 на Арапова П.С. Л. 2).
(Тумшис М., Папчинский А. Цит. соч., с. 505—506.)


Дарья Петровна Арапова упоминается в книге воспоминаний барона Н.Е. Врангеля (отца генерала) "От крепостного права до большевиков":

"Племяннице моей сестры Араповой после разных ужасов удалось бежать в Болгарию, где она пробивается уроками. Сыновья ее тоже долго сидели в тюрьме, потом бежали и сражались в армии сына".
(Бароны Врангели. Воспоминания. М., 2006, с. 249.)


Некоторые биографические сведения о П.С. Арапове содержатся в книге Сергея Глебова "Евразийство между империей и модерном" (М., 2010).

"Петр Семенович Арапов

Отъезд основателей евразийства из Софии привел и к пополнению рядов движения: в начале 1922 года к евразийцам присоединяется группа молодых офицеров-монархистов. Малообразованные и энергичные, они стали человеческим материалом не одного правого движения в Европе; эти «новые евразийцы» принесли с собой жажду практической деятельности, связи с правыми кругами эмиграции и готовность вовлечь политизированное евразийство в контакты с «подпольем» в Советской России. Значительный блок публикуемых в этом томе писем принадлежит перу одного из таких «новобранцев» Петра Семеновича Арапова, занявшего видное положение в евразийском движении.

Арапов родился в селе Воскресенская Лашма Наровчатовского уезда Пензенской губернии в 1897 году. Его семья была в родственных отношениях с Врангелями, генералу П.Н. Врангелю Арапов приходился двоюродным племянником. В отличие от основателей евразийства, так или иначе проявивших себя до революции, Арапов оставался совершенно неизвестен до момента своего знакомства с П.П. Сувчинским и Н.С. Трубецким. П.Н. Савицкий вспоминал, что Арапов учился в Пажеском корпусе, тогда как Л.B. Никулин в своем тенденциозном романе «Мертвая зыбь», основанном на документах ОГПУ-НКВД-КГБ, писал, что Арапов, как и Ю.А. Артамонов, — выпускник Александровского лицея. Известно о его службе в полку конногвардейцев до революции (вероятно, очень краткосрочном) и участии в Белом движении после нее. По свидетельству того же Савицкого, во время Гражданской войны Арапов принимал участие в массовых расстрелах, что отразилось на его психике. Мы знаем из его переписки с Сувчинским, что в 1922 году он посещал университет в Кенигсберге, где познакомился с преподававшим там Н.С. Арсеньевым. Возможно, через Арсеньева он вошел в круг интеллектуалов, в котором о евразийстве было более или менее известно.

П.С. Арапов принадлежал к иному типу людей, чем основатели евразийского движения. Он был не очень хорошо образован (хотя Савицкий, испытывавший определенный пиетет по отношению к аристократам, и вспоминал о нем как о «тончайшем снобе», знатоке нескольких языков), в евразийских сборниках нет ни одной его публикации. Скромные попытки Арапова и Малевского-Малевича комментировать статьи интеллектуалов (например, Карсавина) были встречены резким неприятием среди старших евразийцев. Стиль и качество письма Арапова, как демонстрируют публикуемые документы, резко отличаются от стиля и качества письма основателей евразийства. Следует все же отметить, что, несмотря на отсутствие у Арапова каких-либо серьезных публикаций, в архивах сохранились его довольно любопытные заметки (точнее, наброски). Эти бумаги позволяют понять, почему такие люди, как Трубецкой или Сувчинский, считали для себя возможным сотрудничать с Араповым. В частности, он оставил любопытную заметку о взаимоотношениях национализма и имперского государства в России, о которой речь пойдет ниже.

Арапов был классическим представителем молодого поколения межвоенной Европы, сформированного фронтовым и революционным опытом. Именно Арапов привлек в евразийство целую группу белогвардейских офицеров, таких как П.Н. Малевский-Малевич и A.A. Зайцов. Именно он свел евразийцев с представителями «Треста» и, по некоторым сведениям, начал вербовать участников парижской группы для работы на ОГПУ.

Родственные связи Арапова обеспечивали ему прием в окружении П.Н. Врангеля в Брюсселе, а также в лондонском доме князей Голицыных, где проживала его мать, Д.П. Арапова. Именно благодаря Голицыным Арапов познакомился с Малевским-Малевичем и Генри Норманом Сполдингом, который финансировал евразийство на протяжении нескольких лет. По воспоминаниям Савицкого, Арапов обладал «исключительной внешностью», благодаря чему пользовался огромным успехом у женщин. Савицкий также утверждал, что, будучи глубоко циничным человеком, Арапов использовал этот успех для добывания денег на евразийство.

Несмотря на отсутствие каких-либо талантов ученого или литератора, Арапов быстро занял положение ведущего члена евразийской организации (впрочем, превращение евразийства в организацию и произошло под его влиянием: в одном из публикуемых в этом томе писем Арапов сообщает Сувчинскому о своей работе над программой, считая, что наличие таковой облегчит переговоры с «Трестом»). Арапов занимался почти исключительно организационными и политическими делами евразийского движения, координируя работу его представителей, добывая средства на издательство и поездки, встречаясь с «друзьями» – очередными участниками «советского подполья». Несмотря на это, Арапов вряд ли был очень организованным человеком. (Характерна история со статьей П.П. Сувчинского, которую Арапов взялся переводить на французский язык. Не закончив работу, он вернул все материалы автору, прося освободить его от «евразийского слова».) Арапов тем не менее очень близко сошелся с Сувчинским, которому импонировало то, что тот считал себя его учеником.

Остается неясным, до какой степени Арапов был сознательным орудием в руках контрразведывательного органа ОГПУ (по меньшей мере до 1929 года). Сергей Эфрон на допросах в НКВД утверждал, что Арапов выполнял поручение ОГПУ. Однако Сергей Войцеховский, участник «Треста», считал его искренним евразийцем, ставшим жертвой мистификации «Треста»: во всяком случае, по словам Войцеховского, нет никаких свидетельств перехода Арапова на сторону большевиков. Однако тот факт, что Арапов не был агентом ОГПУ в 1923–1927 годах, вовсе не исключает того, что он мог стать агентом после 1928 года. Письма Святополк-Мирского Сувчинскому за 1929–1930 годы (в особенности обсуждение раскола в движении и планов по перенесению деятельности левой евразийской группы в СССР) свидетельствуют, что Арапов к этому времени получал деньги из Советского Союза. Известно, что в 1922 году он сопровождал агента ОГПУ Якушева в Берлин. Учитывая, что операция «Трест» была направлена против генералов П.Н. Врангеля и А.П. Кутепова и группировавшихся вокруг них офицеров, вполне возможно, что Арапов случайно попал в поле зрения советских спецслужб, а затем уже, поверив в существование антисоветского подполья («подобно княжне Таракановой», по меткому выражению П.Б. Струве), вывел их на евразийцев, с готовностью принявших участие в спектакле советских агентов. Как бы то ни было, именно многократно посещавший СССР Арапов служил передаточным звеном между евразийцами и «Трестом».

Сомнительна роль Арапова и в тех взаимоотношениях между ведущими евразийцами, о которых идет речь в его письмах Сувчинскому. Арапов всячески пытается стравить Сувчинского с Савицким, все более и более демонстрируя просоветские настроения. После раскола евразийства и прекращения финансирования газеты «Евразия» в 1930 году Арапов уезжает в СССР, после чего его след теряется. По словам Войцеховского, писатель Николай Угрюмов (псевдоним А.И. Плюшкова) упоминал, что встречал Арапова в 1930-х годах в Соловецком лагере, где тот и погиб.

Арапов легко находил общий язык с представителями аристократической эмиграции: даже такие интеллектуалы, как Святополк-Мирский и Трубецкой, не свободные от аристократических предрассудков, были готовы многое простить социально близкому им Арапову. В письме к Сувчинскому Мирский проницательно писал: «Евразийство Арапова поло, как фашизм…» В сохранившихся в архивах оценках, данных Савицким различным деятелям евразийства postfactum, Арапов описывается как человек, впервые познакомивший евразийцев с A.A. Якушевым (с ним Арапова свел Ю.А. Артамонов — еще один деятель «Треста», резидент генерала Кутепова в Варшаве). Кроме того, Савицкий пишет об Арапове как о подававшем надежды человеке, который тем не менее вел распущенный образ жизни и попадал «в самые невозможные обстоятельства». По мнению Савицкого, именно этот образ жизни и стал причиной того, что Арапов попал в сети ОГПУ и в конце концов погиб в СССР.

Tags: П.С. Арапов, евразийство, история спецслужб, операция "Трест", политические репрессии в СССР, русская эмиграция
Subscribe

  • Гайдар шагает впереди

    Неожиданные подробности деятельности отца современного российского капитализма. Передача "Культ личности" на "Радио…

  • Наглядная агитация

    Нет, решительно надо чаще выбираться в районный центр. Сколько интересного увидишь...

  • Слушая "Эхо Москвы"

    Иногда задумываешься: кто больший враг своему народу — национал-чекистское государство или так называемая либеральная оппозиция? Вот…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment