Ellenai (e11enai) wrote,
Ellenai
e11enai

Categories:

"Из рук моих — нерукотворный град..."

Цветаева дарит Мандельштаму Москву

"...В книге “Tristia” стихи “В разноголосице девического хора”, “Не веря воскресенья чуду…” (“Нам остается только имя — чудесный звук, на долгий срок!”), “На розвальнях, уложенных соломой” принадлежат мне... весь тот период — от Германско-Славянского льна до “На кладбище гуляли мы” — мой, чудесные дни с февраля по июнь 1916 года, дни, когда я Мандельштаму дарила Москву. Не так много мне в жизни писали хороших стихов, а главное: не так часто поэт вдохновляется поэтом..."

М. Цветаева. История одного посвящения


Экземпляр сборника стихов О. Мандельштама "Tristia" с пометками М. Цветаевой.
Стихи "В разноголосице девического хора..." и "На розвальнях уложенных соломой..." помечены: "Мне".
Цветаева поясняет, что первоначально у Мандельштама было "осыпанных соломой", а слово "уложенных" подсказано ею.


После близкого знакомства с Цветаевой зимой 1915-1916 годов Мандельштам зачастил в Москву.

"Он ездил в Москву так часто, что даже подумывал найти там службу и остаться. Знакомые его старшего друга С.П. Каблукова подыскивали ему работу в Москве, связанную со знанием языков — в издательстве "Универсальная библиотека" или в каком-нибудь банке. Дама, хлопотавшая о "месте", сообщала Каблукову: "Так как Осип Эмильевич хотел бы остаться в Москве, то я обещала ему узнать о месте для него в Московском банке". Конечно, ничего не вышло и не могло выйти с таким человеком как Мандельштам. Можно ли представить его служащим в банке? Та же дама шутила в письме к Каблукову: "Если он так часто ездит из Москвы в Петербург и обратно, то не возьмет ли он места и там и здесь? Или он уже служит на Николаевской железной дороге? Не человек, а самолет..." (В. Швейцер. Быт и бытие Марины Цветаевой. М., 1992, с. 157.)

Цветаева взяла на себя роль гида, водившего по Москве петербургского собрата.

Ты запрокидываешь голову —
Затем, что ты гордец и враль.
Какого спутника весёлого
Привёл мне нынешний февраль!

Преследуемы оборванцами
И медленно пуская дым,
Торжественными чужестранцами
Проходим городом родным.

Чьи руки бережные нежили
Твои ресницы, красота,
И по каким терновалежиям
Лавровая тебя верста... —

Не спрашиваю. Дух мой алчущий
Переборол сию мечту.
В тебе божественного мальчика —
Десятилетнего я чту.

Помедлим у реки, полощущей
Цветные бусы фонарей.
Я доведу тебя до площади,
Видавшей отроков-царей…

Мальчишескую боль высвистывай
И сердце зажимай в горсти…
— Мой хладнокровный, мой неистовый
Вольноотпущенник — прости!

18 февраля 1916

31 марта (13 апреля по новому стилю) 1916 г. она пишет стихотворение, в котором дарит Мандельштаму Москву.

Из рук моих — нерукотворный град
Прими, мой странный, мой прекрасный брат.

По цéрковке — всé сорок сороков,
И реющих над ними голубков.

И Спасские — с цветами — воротá,
Где шапка православного снята.

Часовню звездную — приют от зол —
Где вытертый от поцелуев — пол.

Пятисоборный несравненный круг
Прими, мой древний, вдохновенный друг.

К Нечаянныя Радости в саду
Я гостя чужеземного сведу.

Червонные возблещут купола,
Бессонные взгремят колокола,

И на тебя с багряных облаков
Уронит Богородица покров,

И встанешь ты, исполнен дивных сил…
Ты не раскаешься, что ты меня любил.

31 марта 1916


"Спасские — с цветами — воротá..."

Спасские ворота получили свое название в 1658 году при царе Алексее Михайловиче. Название восходит к иконе Христа Спасителя (Спаса), точнее, это две иконы: Спаса Смоленского, которая украшает ворота со стороны Красной площади, и Спаса Нерукотворного, находящаяся на внутренней стороне ворот. Специальным указом царя Алексея запрещалось ходить через Спасские ворота с непокрытой головой.


Спасская башня Московского Кремля и Спасские ворота. 1914 год.
Фото для американского журнала National Geographic, автор Gilbert H. Grosvenor.


Спасские ворота. 1914 год. Фото для National Geographic, автор Gilbert H. Grosvenor.
В подписи к этой фотографии в журнале сказано: "Обратите внимание, что все мужчины обнажили головы".
Видна икона Спаса Смоленского с неугасимой лампадой и те самые цветы (орнамент на стенах), которые упоминает Цветаева.


Спасские ворота с внутренней стороны. 1914 год. Фото для National Geographic, автор Gilbert H. Grosvenor.
В журнале подпись: "Женщины несут и ведут своих детей в собор, чтобы те получили благословение, а также заслужили прощение грехов целованием церковных реликвий, мощей святых и т.п."

Полностью этот материал из National Geographic см. здесь.


Спасские ворота с внутренней стороны. Снимок сделан между 1900 и 1915 гг.
Видна икона Спаса Нерукотворного.


"Часовня звёздная"

Иверская часовня у Воскресенских ворот Китай-города была построена в 1680 году для чудотворной иконы Иверской Божьей Матери. Первоначально часовня была деревянная, в 1791 году она была перестроена в каменную архитектором Матвеем Казаковым, а после Отечественной войны 1812 года обрела звездный купол с позолоченной фигурой ангела.


Исторический музей и Воскресенские (Иверские) ворота Китай-города с Иверской часовней.


Иверская часовня. Наклонные каменные столбики предохраняли колеса проезжавших повозок от наезда на крыльцо.


А вон за тою дверцей,
Куда народ валит, —
Там Иверское сердце
Червонное горит.

(М. Цветаева. Стихи о Москве)


Александр Ложкин. Иверская часовня. 1908.


Фредерик де Ханен. У Иверской часовни. 1912.


"Пятисоборный несравненный круг"

Речь идет о Соборной площади Московского Кремля. Ясно, что первые три собора — это Успенский, Архангельский и Благовещенский, а вот какие остальные два? Тут мнения раходятся. Е.Б. Коркина в своих комментариях к тому поэзии Цветаевой 1990 года полагает, что подразумеваются церковь Ризположения и колокольня Ивана Великого, которые действительно в сочетании с тремя вышеназванными соборами образуют подобие круга. Но загвоздка в том, что у Цветаевой речь идет именно о пяти  с о б о р а х. Ариадна Эфрон полагала, что имеются в виду соборы Спаса Преображения на Бору и Верхоспасский.

Собор Спаса на Бору находился за Большим Кремлевским дворцом. Ныне не существует.






Архангельский собор, за ним, слева — Благовещенский, справа виден Успенский собор, на заднем плане — купола Верхоспасского собора (Спаса за золотой решеткой) и церковь Ризположения.


Грановитая палата и Успенский собор

В разноголосице девического хора
Все церкви нежные поют на голос свой,
И в дугах каменных Успенского собора
Мне брови чудятся, высокие, дугой.

И с укрепленного архангелами вала
Я город озирал на чудной высоте.
В стенах Акрополя печаль меня снедала,
По русском имени и русской красоте.

Не диво ль дивное, что вертоград нам снится,
Где реют голуби в горячей синеве,
Что православные крюки поет черница:
Успенье нежное — Флоренция в Москве.

И пятиглавные московские соборы
С их итальянскою и русскою душой
Напоминают мне — явление Авроры,
Но с русским именем и в шубке меховой.

Осип Мандельштам. 1916 г.


Успенский собор. Акварель Генри Чарльза Брюэра (Henry Charles Brewer, 1866–1950)
Слева — церковь Ризположения, справа — собор Двенадцати апостолов.


"Нечаянная радость в саду"


Панорама Кремля, на которой хорошо видны соборы. Справа от них — шатер памятника Александру II с галереей мозаичных портретов русских царей, которую Цветаева с дочерью Алей посещали в 1916 году. Рядом — маленькая белая церковь Константина и Елены, она же "Нечаянная радость в саду".



Тайницкий сад с церковью Константина и Елены


Церковь Константина и Елены в Тайницком саду Московского Кремля.
Ныне не существует.

В церкви Константина и Елены, возведенной в XVII веке, находилась чудотворная икона Божьей Матери "Нечаянная радость", почему и саму церковь часто называли "Нечаянная радость". Церковь была разрушена в 1928 году одновременно с галереей царей (памятник Александру II сняли еще в 1918 г.), а икона находится ныне в Храме Ильи Обыденного. Что интересно — возле этого храма жила Сонечка Голлидэй.

Tags: Мандельштам, Марина Цветаева, Москва
Subscribe

  • Марина Цветаева и Гуго Гупперт

    Гуго Гупперт ДЕВИЧЕСКАЯ МОГИЛА Никому я не открою, А тебя на свете – нет, Как сроднился я с тобою Зá семь юношеских лет. Ну и…

  • Эва Демарчик - "Имя твоё"

    Польская певица Эва Демарчик начала исполнять песни на стихи Марины Цветаевой и Осипа Мандельштама раньше, чем это сделала Алла Пугачева. В 1975…

  • Ариадна Эфрон и Ада Федерольф

    22 февраля 1949 года была арестована, а затем приговорена к пожизненной ссылке в Сибирь дочь Сергея Эфрона и Марины Цветаевой Ариадна Эфрон. Это…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments