Ellenai (e11enai) wrote,
Ellenai
e11enai

Categories:

Полковник Петерс из "Дроздовцев в огне"


Евгений Борисович Петерс (здесь еще подпоручик) со своим отцом.
Источник фото: http://pomnimvseh.histrf.ru/stories-about-the-war/detail.php?ID=19374

На шее — орден св. Станислава II ст. с мечами, на груди — орден св. Владимира IV ст. с мечами и бантом.


Этот скромный молодой офицер был подлинным воином. Сын, кажется, учителя гимназии, студент Московского университета, он ушел на большую войну прапорщиком запаса 268-го пехотного Новоржевского полка. Если бы не война, и он, вероятно, кончил бы где-нибудь учителем гимназии, но боевой огонь открыл настоящую сущность Петерса, его гений.

В большой войне, когда после первого ранения он вернулся на фронт, новоржевцы лежали в окопах под какой-то высотой, которую никак не могли взять: возьмут, а их вышибут.

Командир полка сказал Петерсу:

— Вот никак не можем взять высоты. Хорошо бы, знаете, послать туда разведку.

— Слушаю.

Ночью
(...) Петерс выстроил роту и повел ее куда-то в полном молчании. Вдруг выстрелы, отборная ругань, крики, и появился Петерс со своей ротой и толпой пленных. Вместо разведки он взял высоту, и на этот раз прочно. За ночной бой он получил орден святого Георгия.

Теперь, когда я вспоминаю этого офицера из московских студентов, мне кажется, что какой-то медный отблеск был на его твердом, необычайной силы лице с широким круглым подбородком, на его литом теле. Темноволосый, невысокий, с упорными серыми глазами, он был красив странной, немного азиатской, мужественной красотой. Ему едва ли было тридцать, Я помню его легкую семенящую походку.

Рассказывая об огне, в котором стояли дроздовцы, об атаках, о самых трудных мгновениях боев, всегда приходится вспоминать его, командира роты капитана Петерса или командира батальона полковника Петерса, Петерс принимал на себя все тяжкие боевые удары, и как бы действительно была у него медная грудь, о которую со звоном разбивался противник.

Богодухов, Харьков, Ворожба, Севск, Комаричи, Дмитриев, Дон, Азов, Хорлы, весь Крым — всюду блистает в огне медное лицо непоколебимого воина Евгения.

Нечто древнее было в нем; может быть, потому, что в нем смешалась вместе кровь наших кривичей и латышей, немцев и татар. В его загадочно-спокойном лице была магнетическая напряженность. Он точно всегда созерцал перед собой ему одному доступное видение.

Была у него одна черта, которую я в такой силе не встречал больше ни у кого. У Петерса не было страха. У других выдержка в бою, самообладание есть следствие острой внутренней борьбы. Надо бороться всеми человеческими силами духа со страхом смертным и животным волнением, надо их побеждать. Но Петерс просто не знал, не испытывал страха. В огне у него был совершенный покой, а в его покое было нечто азиатское, страшное. В его покое было и нечто нечеловеческое. Божественное.

А в жизни этот молодой и скромный офицер из московских студентов был редкостным чудаком.


А. В. Туркул. "Дроздовцы в огне"


Биографические сведения о Е. Б. Петерсе крайне скудны, так как его послужной список и студенческие дело никто из историков белого движения до сих пор не разыскал. Судя по всему, он был родом откуда-то из Псковской губернии, а появиться на свет мог приблизительно в 1892 — 1894 годах, т. е. принадлежал к тому блестящему и трагическому поколению, о котором написаны пронзительные строки Осипа Мандельштама:

Наливаются кровью аорты,
И звучит по рядам шепотком:
— Я рождён в девяносто четвёртом,
Я рождён в девяносто втором…
И, в кулак зажимая истёртый
Год рожденья с гурьбой и гуртом,
Я шепчу обескровленным ртом:
— Я рождён в ночь с второго на третье
Января в девяносто одном.
Ненадёжном году, и столетья
Окружают меня огнём.

(Стихи о неизвестном солдате)


Туркул немного ошибся с номером полка, назвав 268 вместо 269.

269-й Новоржевский пехотный полк.

Краткая история полка (18 июля 1914 года – декабрь 1917 года).


269-й Новоржевский пехотный полк был второочередным, то есть формировался в случае объявления в стране общей мобилизации из чинов регулярных полков и призванных из запаса. 18 июля 1914 года Российская Империя начала общую мобилизацию и с рассветом началось выполнения мобилизационного плана. В этот день все чины первоочередных полков назначенные по мобилизационному плану во второочередные, сдали свои старые должности и приступили к выполнению новых. В соответствии с мобилизационным расписанием 93-й Иркутский полк формировал 269-й Новоржевский, 94-й Енисейский – 270-й Гатчинский, 95-й Красноярский – 271-й Красносельский, 96-й Омский – 272-й Гдовский пехотные полки.

Новые полки формировались в районе квартирования первоочередных и укомплектовывались запасными из близлежащих уездов. Так 269-й Новоржевский полк получил запасных из Новоржевского, Опочецкого, Островского и Себежского уездов.

Начальником 68-й пехотной дивизии, стал генерал-майор А.Н. Апухтин, бывший командир 1-й бригады 24 пехотной дивизии.  269-й пехотный Новоржевский полк возглавил полковник Филимонов Борис Петрович из 93 Иркутского полка.

На свое формирование 68-я пехотная дивизия получила только 10 дней: с 18 по 27 июля. Вызвано это было тем, что 68-я пехотная дивизия назначалась к походу в Пруссию. Другие же дивизии оставались на защите Петербурга. На второй день мобилизации начали прибывать запасные. В последующие дни число их быстро возрастало, 23 и 25 июля прибыло наибольшее число запасных. Командир 269-го пехотного полка Б. П. Филимонов, сопровождаемый офицерами и унтер-офицерами, обходил запасных, распределяя их по ротам. Запасные были преимущественно «земляками» и поэтому их водили в роты по «земляческому принципу». Это позволяло в значительной мере усилить спайку и боевой дух сформированных частей. К 28 июля 68-я пехотная дивизия была сформирована.

Утром 1 августа 1914 года на железнодорожной станции Псков вторая началась погрузка 269-го Новоржевского полка в эшелоны. Начинался боевой путь 68 пехотной дивизии. В начале августа 68-я пехотная дивизия прибыла в г. Усть-Двинск, где занималась боевой подготовкой.

26 августа отряд в составе 270-го пехотного Гатчинского полка, дивизиона легких орудий и нескольких сотен пограничной стражи прибыл к городу Тильзит. Отряд получил наступательную задачу в западном направлении. Тем временем остальные части 1-й армии начали отходить. С начала их отхода Гатчинский пехотный полк, вследствие плохой связи, ничего не знал об обстановке на фронте армии, перешел в наступление, был окружен по частям 30 и 31 августа, взят в плен. Спаслись лишь немногие.

Следующие тяжкие испытания на долю полков 68-й пехотной дивизии выпали в начале 1915 г. В марте 1915 г. 1-я бригада 68-я пехотной дивизии участвовала в новом походе в Восточную Пруссию. Бригада получила приказ наступать в направлении на Тильзит. 1 марта Новоржевский и Гатчинский полки выступили в поход и 2 марта подошли к местечку Тауроген близ немецкой границы. Наступление происходило следующим образом: 270-й Гатчинский полк должен был обойти Тауроген с правого фланга и выйти немцам в тыл, 269-й Новоржевский полк должен был наступать на Тауроген в лоб по шоссе. 3 марта новоржевцы пошли в атаку. Позиции немцем были сильно укреплены, прикрыты проволочными заграждениями. На позициях было развернуто значительное число пулеметов. Две легкие батареи 68-й артиллерийской бригады активно поддерживали наступление новоржевцев, но подавить пулеметы и разрушить проволочные заграждения не смогли. Командир Новоржевского полка, полковник Филимонов, был против лобового штурма. Однако начальник дивизии генерал Апухтин требовал именного такого образа действий. Бой шел по всему фронту, отсутствие тяжелой артиллерии не позволило добиться успеха. Однако штаб дивизии требовал продолжать атаки, напрасно полковник Филимонов просил отвести батальоны, чтобы прекратить бессмысленное их истребление. Полк продолжал вести бой, осколком тяжелого снаряда был контужен Филимонов. Наконец был получен приказ отступать, цепи медленно отошли и заняли исходные позиции перед Таурогеном. 5 марта полк вновь перешел в атаку на Тауроген. К этому времени немцы были обойдены Гатчинским полком и не стали ввязываться в бой, а спешили отступить из мешка. В течение нескольких дней Новоржевский и Гатчинский полки преследовали немцев на территории Восточной Пруссии. Через несколько дней немцы собравшись с силами и начали контратаки. В течение трех суток русские полки вели непрерывный бой. Части не получали горячей пищи так как немцы артиллерийским огнем обстреливали тылы.

В ночь с 13 на 14 марта 1915 года войска получили приказ отходить. Рота 269-го пехотного Новоржевского полка прапорщика Федуленко оказалась последней русской частью ушедшей с германской территории в войну 1914-17 гг.

В июле 1915 г. полки участвовали в ожесточенных боях на реке Нарев. В этих боях 68 дивизия понесла жестокие потери. Новоржевский полк потерял три четверти личного состава. Из оставшихся был создан один сводных батальон под командованием подпоручика Первышина Николая Алексеевича, ротами командовали прапорщики.

269-й Новоржевский полк снискал громкую славу в боях с германскими войсками, особенно в сражении за Сморгонь в сентябре 1915 года. Как геройски сражались воины – новоржевцы подробно рассказано в «Записках полковника Первышина о 269-м пехотном Новоржевском полку».

В начале 1916 года 68-я пехотная дивизия приняла участие в Нарочской операции 5 – 16 марта. Проведение операции было вызвано стремлением облегчить положение французов в районе Вердена. Операция не привела к успеху. Однако наступление имело и свои положительные стороны, оказав известное влияние на ход борьбы на западноевропейском театре, оно вынудило германское командование перебросить сюда свыше четырех дивизий. Это была существенная помощь французам. Атаки германцев на Верден были временно прекращены.

Не смотря на неудачи боевой дух войск, был высок. В письмах родным, например рядовой 9-й роты 269-го Новоржевского полка Арбузов писал: «Нам не страшна смерть, и мы будем храбро сражаться за веру, царя и отечество».

Осенью 1916 года 68 пехотная дивизия убыла на Румынский фронт…

На Румынском фронте встретили воины Новоржевского полка известия о Февральской революции и отречении царя. Отречение царя серьезно пошатнуло веру солдат в офицеров. В марте 1917 года в войсках был распространен Приказ №1 Петроградского совета рабочих и депутатов, а затем и подтвердившая его правительственная “Декларация прав солдата”, внедрявшие коллегиальное командование, выборность должностей, всевозможные комитеты, отменявшие дисциплину и чинопочитание. В октябре 1917 года председателем полкового комитета 269-го пехотного Новоржевского полка был избран прапорщик Воробьёв Михаил Петрович (впоследствии Маршал инженерных войск СССР).

13 ноября 1917 г. командиры полков стали сдавать их в «в распоряжение корпусного революционного комитета». Назначались ликвидационные комиссии по упразднению полков и в течение января-февраля 1918 г. полки были расформированы. Полки 68-й пехотной дивизии не пережили крушения Российской империи.

269-й Новоржевский пехотный полк является одним из исключительных полков Русской Армии. В продолжение всей войны он не потерпел поражений, с честью выходил из боев, ни на одну минуту не теряя стойкости и мужества.

http://dubrovy.ru/to/269-pex-polk/


Именно на Румынском фронте произошла та самая история со взятием высоты, о которой говорит Туркул.

...Здесь особенно отличился поручик Евгений Петерс. В бою 22 октября 1916 г. при наступлении Новоржевского полка на высоты 1223 и 1356 (Лесистые Карпаты), оценив значение высоты 1385, он по собственной инициативе во главе роты под сильным огнем противника поднялся по отвесным скалам на эту высоту. Стремительным штыковым ударом новоржевцы выбили противника. Захват высоты 1385 значительно облегчил выполнение полку задачи по овладению высотами 1223 и 1356 и всей оборонительной линией противника, так как наши части, направленные с высоты 1385, выходили во фланг и тыл противника. Боевая доблесть офицера была отмечена орденом Св. Георгия 4 степени, солдаты награждены георгиевскими крестами.

С. Бирюк. От Пруссии до Карпат.
"Псковская губерния", № 23 (695) 11-17 июня 2014 г.


Когда и где присоединился Петерс к дроздовцам, остается неясным. В списках участников легендарного похода "Яссы — Дон" его имя отсутствует.  В 1919 году, в чине капитана, он командовал 2-й ротой 1-го Дроздовского полка, а на 30 декабря 1919 г., будучи уже полковником, числился командиром 1-го батальона того же полка. В 1920 г. был награжден орденом Св. Николая Чудотворца (учрежденным Врангелем).

К периоду боев в Северной Таврии в 1920 году относится эпизод из воспоминаний Георгия Венуса "Война и люди. Семнадцать месяцев с дроздовцми", где упоминается Петерс.


Около штаба расстреливали пленных латышей.

— Ты полковника Петерса видел? — на третий день боев и расстрелов спросил меня поручик Науменко. — Не правда ли, как битый ходит?.. Видел?

— Видел.

— А знаешь почему?.. Своих — латышей этих — жалеет. Сам ведь латыш! Говорят, места не находит. А по ночам, говорят, сидит в темной халупе, сжимает голову руками и рычит, как раненый зверь.



Этот дополнительный штрих к портрету Петерса характеризует его как человека гуманного, не любившего ненужных жестокостей, что ярко показано в книге Туркула на примере истории с донецкими шахтерами.

У Туркула подробно описан и трагический конец молодого полковника. Не сумев пережить поражение белой армии, убитый горем после смерти любимой женщины, он застрелился 3 июня 1922 году в Севлиево, в Болгарии, где был расквартирован Дроздовский полк.

Tags: Е.Б. Петерс, Первая мировая война, белое движение, дроздовцы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments