Ellenai (e11enai) wrote,
Ellenai
e11enai

Categories:

Бальмонт в Польше

В рижской газете "Сегодня" обнаружила заметку о малоизвестном эпизоде из жизни Константина Дмитриевича Бальмонта — его визите в Польшу в апреле — мае 1927 года. А на польском сайте "Национальный цифровой архив" http://nac.gov.pl/ нашлись и фото, относящиеся к этому событию.


Константин Бальмонт и его жена Елена (с букетом цветов) во время торжественной встречи
на железнодорожном вокзале Варшавы. Апрель 1927 г.





А. Добротин
ВАРШАВСКАЯ МОЗАИКА
(От варшавского корреспондента «Сегодня»)

Бальмонт в Польше


Пребывание К. Д. Бальмонта в Польше продолжает быть длинным рядом свидетельств того почти трогательного отношения, которое широкие круги польского общества и представители польской литературы проявляют к русской поэзии и в частности к поэту Бальмонту. Можно сказать совершенно смело, что никогда еще русский не встречал среди поляков такого приема, какой выпал на долю Бальмонта. До войны такой прием был совершенно невозможен в силу существовавшей политической обстановки, а после возрождения государственной независимости Польши К. Д. Бальмонт был первым, кому пришлось познакомиться с живыми симпатиями поляков к русской культуре и с их благодарностью по отношению к тем, кто в годы разделов и несчастий Польши умел быть другом польского народа.

Знаки внимания, оказанные Бальмонту в Варшаве, далеко выходили за пределы обычного внимания к иностранным гостям польской столицы и, во всяком случае, превзошли все то, что можно было ожидать в нынешней фазе русско-польских отношений, когда враждебный всему русскому шовинизм еще не изжит совершенно в некоторых кругах польского общества. Именно с этой точки зрения особенно показательным является участие Бальмонта и его супруги в торжестве, устроенном офицерами первого полка шволежеров польской армии в парке Королевских Лазенок в Варшаве...

Русский поэт присутствовал на этом торжестве вместе с посетившим Варшаву английским писателем Честертоном и рядом представителей молодой польской литературы. Во время торжества состоялись конные состязания солдат полка и с просьбой о раздаче наград отличившимся шволежерам командир полка, полковник Венява-Длугошевский, бывший адъютант маршала Пилсудского во время мировой войны, обратился к супруге К. Д. Бальмонта. Так, на глазах у многочисленной публики, среди которой было много поляков и иностранцев, но почти не было русских, русская гостья выступила в роли лица, раздающего награды польским солдатам. При всей своей внешней незначительности, факт этот, несомненно, не лишен глубокого внутреннего значения...

В Варшаве Бальмонт прочел три доклада, из которых один — о польском поэте Яне Каспровиче — на польском языке, а два других — о русской эмиграции и о своем путешествии по Океании — на русском. На всех трех докладах зал был переполнен и публика горячо приветствовала докладчика и провожала его по окончании его выступлений. Не обошлось, впрочем, без маленького недоразумения, показавшего, что Бальмонт не чужд той рассеянности, которая отличает поэтов и ученых от обыкновенных смертных.

В день своего второго доклада — о русской эмиграции — Бальмонт забыл о предстоящем выступлении и спокойно улегся спать в номере своей гостиницы, в нескольких шагах от залы, в которой ему предстояло выступать. Между тем, на доклад начала прибывать публика, зал наполнился и постепенно публика начала волноваться и беспокоиться. Прошло более часа с момента, когда доклад должен был начаться согласно афишам, а Бальмонта все не было. От сладкого сна Бальмонт был разбужен только одним молодым польским поэтом, который решил проверить, чем занят русский гость польских писателей. Разбуженный им Бальмонт с удивлением узнал, что его ждут для прочтения доклада, поспешно привел себя в порядок и через несколько минут уже появился на эстраде. Для оправдания своего опоздания он сказал несколько слов о варшавских извозчиках, благодаря которым, дескать, заблудился на пути из своей гостиницы в здание, где был назначен доклад.

Публика, отлично знавшая, что от гостиницы до этого здания — два шага, приняла заявление поэта с добродушной усмешкой. Недоразумение это не помешало, впрочем, успеху доклада.

По окончании своих докладов в польской провинции, Бальмонт вновь поселится в горном курорте Закопане у вдовы знаменитого польского поэта Каспровича, где и будет жить до отъезда заграницу. Первой страной, которую он предполагает посетить, является Чехия.

"Сегодня", 10 мая 1927, № 103, с. 3


Газету "Сегодня" за 1926 — 1941 годы можно читать здесь: http://www.theeuropeanlibrary.org/tel4/newspapers/title/3000059914826?page=3


Константин Дмитриевич делает запись в гостевой книге польского ПЕН-клуба.
Слева от него стоят Тадеуш Бой-Желенский и Елена Константиновна Бальмонт (с сумочкой).
Справа — Фердинанд Гётель и Юлиан Тувим (стоит в профиль).
Варшава, апрель 1927 г.




Встреча на вокзале в Варшаве Гилберта Честертона, который находился в Польше одновременно с Бальмонтом.
Слева от писателя — полковник Болеслав Венява-Длугошовский и Фердинанд Гётель, президент польского ПЕН-клуба. С букетами цветов стоят жена и секретарша Честертона.
Апрель 1927 г.


Tags: Бальмонт, Польша, Честертон, газета Сегодня, русская эмиграция, старая периодика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments