Ellenai (e11enai) wrote,
Ellenai
e11enai

Categories:

Разоблачения газеты "Возрождение". Часть 3


Страница 7 (увеличивается по клику)


Скоблины — в Озуар ла-Феррьер

Озуар ла-Феррьер представляет странную смесь лесных зарослей, благоустроенных домов и маленьких временных хибарок, рассеянных на большом пространстве далеко друг от друга, в лабиринте бесконечных, недавно проложенных улиц и бульваров. Предполагалось, что в этой местности вырастет красивый дачный поселок. Земельное общество, распродававшее участки, обязывало покупателей строить исключительно красивые и кокетливые дома. Но наступивший кризис разрушил мечты земельн. общества и сейчас это небольшой и недостроенный поселок.

Дом Скоблиных

Земельное общество, распродавая участки, в целях привлечения покупателей, выстроило несколько домов, оживляющих эту местность и как бы задающих тон всем будущим постройкам. Дома продавались по низким (сравнительно) ценам. К их числу относится и домик Скоблиных.

Бетонный забор, маленький дворик, несколько деревьев. За забором лают две собаки. Ставни наглухо закрыты — в доме Скоблиных теперь никто не живет и только утром и вечером приходит уборщица, чтобы накормить животных и кур.

Покупка дома

Свой дом Скоблины приобрели в 1931 году  — вспоминают местные «старожилы». — Они внесли десять тысяч (дом, кажется, стоил 84.000) и остальное постепенно выплачивали. Но после покупки у них были денежные затруднения. В Озуар многие помнят, как в начале, когда необходимо было произвести добавочные работы и кое-какой ремонт, они обращались к нескольким лицам из русской колонии с просьбой одолжить им 3.000 франков.

— Кто бывал у Скоблиных и что происходило у них в доме, — рассказывают местные жители, — никто в точности не знает и знать не может. Местность здесь пустынная, мало заселенная, кругом на многих участках не вырубленный лес, так что приехать и уехать можно совершенно незаметно. Ведь тогда никто не следил, никому в голову не приходило наблюдать за всеми, кто приезжал к Скоблиным.

Хозяйство Скоблиных

В делах по хозяйству, в уборке — во дворе и в доме, в присмотре за животными, всегда кто-нибудь помогал Скоблиным. Знавшие их жизнь русские из Озуара сообщают, что давно, почти сейчас же по приобретении ими дома, жил у них, на положении такого помощника, брат Скоблина, который выполнял эти хозяйственные функции. После него — зять Скоблина. Бывали, впрочем, периоды, когда никого у них не было, и тогда Плевицкая сама занималась своим хозяйством, а если случалось им уезжать на несколько дней, они просили кого-нибудь из местных русских жителей приходить ежедневно на час-два и всегда за это платили.

Перед корниловской годовщиной

Перед корниловскими торжествами Скоблин обратился к одному русскому безработному, имеющему маленькую недостроенную хибарку в Озуар, с предложением переехать в их дом со своей семьей. «У нас вам будет удобнее, — говорил Скоблин, — переезжайте. Займете две комнаты в нижнем этаже, а я с женой переберусь в верхний. Впрочем, теперь, — добавил он, — мы редко будем бывать у себя в Озуаре, так как у меня будет много дела в Париже и, вероятно, мы даже не будем возвращаться на ночь».

Тот, кому было сделано это предложение, отказался и только его жена согласилась приходить убирать и смотреть за хозяйством.

Последний приезд

Вдруг, через три дня, — рассказывает этот житель Озуара, — приезжают Скоблин и Плевицкая. Кажется, это было в понедельник — уже после корниловских праздников, т. е. за два-три до его исчезновения.

— Я хочу с вами рассчитаться, — сказал Скоблин моей жене.

Он вытащил бумажник, дал пятьдесят франков за работу, дал деньги для покупки корма для собак и птиц на несколько дней и, попрощавшись, они укатили на своей машине в Париж. Они, видимо, очень торопились. Это был их последний приезд в Озуар. А на другой день ко мне приходит какая-то женщина и заявляет, что Плевицкая ее наняла смотреть за домом.

— Мы вас не знаем, — удивилась моя жена. — Только вчера здесь были Скоблины, оставили деньги и ничего не говорили о том, что наняли кого-то другого.

— Это ничего не значит, — ответила незнакомка. — Я знаю где ключ, у меня с ними все условлено, и с сегодняшнего дня я буду заниматься хозяйством в их доме.

Ни я, ни жена не стали спорить, хотя чрезвычайно удивились. И в тотъ же день, вечером, идя мимо их дома, я увидел эту женщину в ограде скоблинского дома, кормившей кур.

После похищения

— Нас в Озуаре поразило, что после исчезновения Скоблина, эта женщина делала какие-то заявления и могла что-то утверждать. Что могла она знать о жизни Скоблиных? Насколько точными могут быть ее сведения, если она всего три или четыре дня тому назад поступила на службу и приходила всего на час утром и на час вечером?

Здесь, в Озуаре, Скоблины больше не появлялись. О похищении ген. Миллера, исчезновении Скоблина и аресте Плевицкой мы узнали в Озуаре с опозданием —- в пятницу. Весть эта поразила всех  — никто не хотел верить...

Церковный вопрос

Как известно, прихожане одной церкви а Озуар ла-Феррьер выступили в печати с заявлением, что после случившихся событий, там происходит форменная склока и продолжаются доносы среди русских. По наведенным нами справкам в настоящее время в Озуаре всего 30-35 русских семейств, обосновавшихся там более или менее основательно. Среди них немало и шофферов такси, работающих в Париже.

Однако даже среди такой малочисленной колонии почти одновременно возникло две церкви — «евлогианская» и «антониевская». Взаимные упреки и недовольство отнюдь не есть явление, вызванное последними событиями, а существовали в Озуаре с давних пор. С прискорбием нужно отметить, что в местной, французской газете уже давно было напечатано сообщение об одном случае, к сожалению, имевшем место на самом деле: когда в Озуар была привезена Чудотворная Икона Курской Божьей Матери в одну церковь, то прихожане другой и их друзья, неведомо откуда появившееся в Озуаре, устроили скандал, перешедший в драку и закончившийся, после вмешательства жандармов, несколькими арестами. Теперь же, после исчезновения Скоблина, числившегося прихожанином «евлогианской» церкви, антагонизм между разделившейся русской колонией вспыхнул с новой силой.

И. К.


НТСНП и „Внутренняя Линия"

БЕСЕДА С ПРЕДСЕДАТЕЛЕМ НТСНП ВО ФРАНЦИИ В. Д. ПОРЕМСКИМ

В связи с газетной кампанией по поводу собрания Нац. Союза Нов. Поколения 9 октября о «внутренней линии», мы беседовали с председателем НТСНП во Франции В. Д. Поремским. — Газета «Последние Новости», — начал В. Д. Поремский, — поместила письмо С. П. Рождественского, вносившего некоторые поправки в отчет о собрании НТСНП 9-го октября.

Редакщя «П. Н.» сочла возможным снабдить это письмо комментариями, из которых следует, будто бы НТСНП, выдвинув на собрании тягчайшие обвинения против некоторых лиц и впоследствии, испугавшись судебной ответственности, эти обвинения снял.

Фактически дело обстояло совершенно иначе.

Наши разоблачения касались «внутренней линии», ее организаторов и руководителей, были сделаны на основании документальных данных, которыми оперировал докладчик, сам бывший член «внутренней линии».

В появившемся отчете «П.Н.» все названные нами лица были названы «членами внутренней линии», что не соответствовало сказанным нами словам. Сверивши отчет «Пос. Нов.» с письменным текстом доклада Б. В. Прянишникова, мы письмом в «П. Н.» и внесли соответствующие поправки в отчет сотрудника газеты.

Сделали мы это, чтобы пресечь всякие попытки «подбросить» нам несказанные нами слова...

— Но почему вы считаете нужным предавать гласности все о «внутренней линии»?

— Потому что во «внутренней линии» есть честные люди, но есть и предатели. В закрытой организации, построенной по типу «вн. линии», несколько предателей легко могут руководить честным людьми.

— Если вы уверены, что во «вн. линии» есть большевицкие агенты, какие у вас к тому данные?

— Доклад Пряничникова был лишь частью нашей документации. На основании наших данных ведь мы уже сочли необходимым предупредить ген. Миллера о том, что в «вн. линии» неблагополучно. Предупреждение это было сделано В. М. Байдалаковым еще в конце декабря 1935 года в течение многочасовой личной беседы с ген. Миллером. В течение 1936 г. наши переговоры с ген. Миллером по этому поводу продолжались и мы передавали ему наши сведения.

Скоблин полтора года возглавлял «вн. линию». Неужели можно предполагать, что Скоблин за этот срок не успел, или не мог ввести в нее своих людей, т. е. советских агентов. Кто теперь, после похищения ген. Миллера, посмеет повторить, что обличая Скоблина, мы тем самым «подрывали РОВС»? Возможно, что скоро все поймут, и будем надеяться — поймут до новых жертв, — что мы, выступая теперь гласно, с указанием на то, что во «внутренней линии» есть еще предатели, отнюдь не подрываем этим РОВС, а желаем помочь ему, как помогали бы каждой русской антибольшевицкой организации раскрыть сотрудников Скоблина, перешедших на службу к большевикам.

Мы категорически утверждаем, что не вели, не ведем и не будем вести борьбы с РОВС-ом. Об этом же мы неоднократно заявляли и в наших обращениях к членам нашего союза.

Если же в провинции и бывали случаи такой борьбы с РОВСом, то в подавляющем большинстве случаев они провоцировались именно агентами «внутренней линии», что мы документально и доказывали на нашем собрании 9 октября и что мы так же документально намерены теперь доказать следственной комиссии ген. Эрдели.


Существует ли „Внутренняя Линия" в НТСНП

(ПИСЬМО В РЕДАКЦИЮ)

25 октября 1937 г.
Редактору газ. «Возрождение» Ю. Ф. Семенову.

Милостивый государь, многоуважаемый господин редактор,

Не откажите, пожалуйста, в любезности напечатать в редактируемой вами газете нижеследующее письмо:

В ответ на статью «Последних Новостей», помещенную в № 6055 от субботы 23-го октября, центральное правление отдела НТСНП во Франции заявляет:

1) глава 15 курса обще-технической подготовки неизвестна ни одному из членов НТСНП во Франции; следовательно, утверждения сотрудника «Последних Новостей» о том, что документ известен в Париже ряду лиц, к нам не относится.

2) мы, однако, допускаем возможность, что такая глава курса (т. е. не инструкции, а теоретического материала для изучения) — существует и предназначена, судя по тексту «П. Н.», для работы среди враждебных организаций.

Всем достаточно известно, что враг у НТСНП один — Коминтерн и его непосредственные пособники. Кроме того, из текста явствует, что работа, описанная в документе, должна вестись среди некоего населения — т. е. на территории ныне оккупированной Коминтерном.

3) что же касается нашей работы среди эмиграции и на территории приютившей нас страны, — то мы категорически утверждаем, что НТСНП не имеет никаких «внутренних линий», ни тайных членов в дружеских организациях.

4) кап. Закржевский утверждает, что работа «внутренней линии» была известна ген. Миллеру. Это заявление Закржевского опровергается письмом ген. Шатилова, опубликованным в тех же «Последн. Новостях».

5) мы не вели и не ведем борьбу с РОВС-ом, с которым всегда поддерживали самые дружеские отношения. Мы ведем борьбу с «внутренней линией», как с организацией порочной, в течение 18-ти месяцев возглавлявшейся ген. Скоблиным, ныне разоблаченным большевицким агентом, с той «внутренней линией», которая одинаково опасна, как для РОВС-а и НТСНП, так и для всей национальной эмиграции.

6) «Последние Новости», опубликовав заявления кап. Закржевского и комментарии к ним, повторяют гнусную кампанию «Юманитэ» (возобновленную с новой силой в номере от понедельника 25-го октября — и в которой используются материалы «Последних Новостей») и «Известий», требовавших, на основании того же «технического курса» — высылки всех «фашистских» и «террористических» групп из Франции. Принимая во внимание это трогательное единение, мы удивляемся лишь тому, что «Последние Новости» не сделали и этого, логичного для них, вывода.

Примите, многоуважаемый господин редактор, уверение в нашем глубоком к вам почтении.

Председатель центрального правления отдела НТСНП во Франции В. Д. Поремский.

За секретаря С. П. Рождественский.


5 бежавших от правосудия

СКОБЛИН — КОНДРАТЬЕВ — КЛЕПИНИНЫ — С. ЭФРОН

В ночь на 23 сентября, после похищения ген. Е. К. Миллера, из управления РОВС бежал Скоблин.

По данным следствия, опубликованным в печати, след Скоблина обнаруживался в Париже до четырех часов утра, потом исчез.

Следствие выяснит, или уже выяснило картину «блужданий» Плевицкой по Парижу, в ночь до ее ареста. Но похоже, что эти блуждания были неудавшейся попыткой Плевицкой к бегству. По некоторым данным, можно предполагать, что Плевицкая была под наблюдением следственных властей с той минуты, как власти узнали о похищении генерала Миллера и бегстве Скоблина.

За ее ночными «блужданиями» по Парижу уже могло следить правосудие. Возможно, что Плевицкая искала встречи со Скоблиным в условленном месте или на условленной квартире, у «друзей», чтобы скрыться вместе с ним. Но полицейское наблюдете было замечено Плевицкой, и тогда она своими «блужданиями» по улицам могла «отводить» наблюдение от условленных мест встречи со Скоблиным и, видя, наконец, что ее попытка к бегству сорвалась — вынуждена была отдаться в руки властей. Скоблин же бежал.

Первые дни — все сосредоточилось на бегстве Скоблина и на аресте Плевицкой.

Но меньше, чем через неделю печать узнала о другом бегстве — Вадима Кондратьева, одного из убийц Райсса и возможного соучастника злодеяния 22 сентября.

Связь Вадима Кондратьева, и во всяком случае, то, что, за два дня до похищения генерала Миллера, Кондратьев находился в Париже, была установлена тогда же.

Кондратьев — второй бежавший.



Через несколько дней печать узнала об обыске у продавшихся большевикам евразийцев и о допросе евразийца Клепинина и его жены. Клепинины были деятелями парижской «Имки», толка ее «христианско-философской» бердяевщины, оказались, судя по ходу следствия, прямыми пособниками убийцы Райсса и агентами ГПУ в Париже.

Бегство обоих Клепининых только подтверждает это: Клепинин и его жена скрылись немедленно, после первого же допроса, бросив на произвол судьбы квартиру, где остался их родственник, В. Покровский, женатый на сестре жены Клепинина и брат первой жены Вадима Кондратьева, сам деятельный член «Союза возвращенцев», как и его жена, служащая павильона на международной выставке.

Таким образом, меньше, чем за неделю из Парижа, от рук правосудия уже бежало четверо: Скоблин, Кондратьев, Клепинин и жена Клепинина.



Следствие среди советских евразийцев, после повторных обысков, по-видимому, нащупало узел московского ГПУ в Париже.

После обыска в Ванве у С. Эфрона, члена «Союза возвращения», мужа поэтессы Марины Цветаевой, печать узнала о его бегстве. По данным печати, С. Эфрон не скрывал от своих «друзей», что он агент ГПУ.

С. Эфрон — открытый агент ГПУ — пятый бежавший от правосудия.

С. Эфрон, через Клепининых и прочих, был связан с Кондратьевым, как тот был связан со Скоблиным.



Обыск в советском доме на бульваре Монморанси, в двух шагах от места похищения генерала Миллера, обыски в гнездах советских евразийцев, обыск в «Союзе возвращенцев», откуда был изъят целый грузовик документов, обыск у Савина, и в этой странной и давно уже подозрительной кучке Краснопольский-Завадский, Кацман, Шварценберг, — зачем-то ведшими самую тщательную «картотеку» всей эмиграции и ее организаций, причем, как нам сообщают, у Краснопольского-Завадского было до 16.000 таких заполненных для каких-то целей «личных карточек» эмигрантов; по-видимому, все эти парижские «гнезда» не ждали, что следствие обернется в их сторону.

Следствием была затронута целая советская сеть в Париже, целый узел ГПУ, работавший здесь в полной уверенности в безнаказанности, в связи со своим учетом общего положения во Франции, «дружественной советам».

Именно, в уверенности в своей безнаказанности они и орудовали в Париже. Но неожиданный поворот следствия спугнул агентов ГПУ, и они стали бежать, что называется, пачками. Их бегство — прямое подтверждение ими же самими их виновности.

Следствие, несомненно, сделает выводы из того, что бегство одного секретного советского агента Скоблина, внезапно вскрытого трагической запиской Е. И. Миллера, немедленно вызвало бегство целого ряда других явных агентов ГПУ — Кондратьева, Клепининых и С. Ефрона.


Гнусный документ

От одного из дипломатических представительств в Париже нам любезно доставлена маленькая брошюра в 14 страниц, отпечатанная по-французски, без указания типографии.

Эта анонимная брошюра и подписана анонимом: «старый русский офицер».

В заголовке ее означено: «в защиту русских эмигрантов во Франции».

На заглавном же листе, бьющими в глаза шрифтами, напечатано:

«Преступные маневры агентов Хитлера, Муссолини и Франко на французской территории не могут быть вменены в вину русским эмигрантам» и ниже:

«Действительные виновники исчезновения ген. Е. К. Миллера, председателя РОВС».

Содержание же анонимки на дурном французском языке, явно советской выделки.

«Тонкий», якобы, ход авторов брошюры, разосланной всем дипломатическим представительствам во Франции, за исключением, разумеется, Италии, Германии и Японии, заключается в следующем:

Генерал Миллер, всегда с отменной вежливостью называемый в брошюре с упоминанием инициалов его имени и отчества, будучи «во главе Русского Общевоинского Союза, постоянно настаивал на строгом исполнении французских законов, постоянно оставался верным политике Антанты, вместе с которой императорская армия честно сражалась до последнего часа». Так начинает свой «ход» анонимка.

И продолжает: «Однако, — мы не смеем этого отрицать, — некоторые из наших соотечественников яростно кинулись в авантюру, следуя за воинственными намерениями Берлина, Рима и Саламанки».

Они то, эти «соотечественники» «при помощи агентов-провокаторов, перемещали в массе русскую эмиграцию из орбиты Франции, принуждая эмиграцию переходить на сторону Германии и Италии».

Они то, эти «соотечественники», и... похитили ген. Миллера.

Что же касается «приписывания похищения нашего генерала агентам Москвы, то это явно не удалось». Итак, на лощеном якобы французском языке эта анонимная брошюра, своего рода «Белая Книга», пущенная советским полпредством во Франции по дипломатическим представительствам, снова в ловко будто бы прикрытой форме, повторяет только советскую «версию» о похищении ген. Миллера... Италией и Германией.

Наглость этой новой советской попытки замести следы своего преступления и, под видом защиты русской эмиграции во Франции, огульно, в массе, обвинить ее в фашизме и национал-социализме, подкреплена в брошюре такими например «данными» об эмигрантских рекрутских бюро во Франции «для армии ген. Франко», «руководимых агентами Гестапо»:

«Газета «Возрождение» — настоящее рекрутское агентство для Франко. В помещениях этой газеты организованы отправки для питания 9-ой «Bandera del Tercio Extranjera» Франко, почти исключительно составленной из русских и под командой русских генералов.

«Редакция «Возрождения» снабжает подорожными пропусками, платит премию за набор «волонтеров» и направляет их в бюро агентов Франко в Сен-Жан де Люс, где они получают сред
ства для перехода границы группами и без затруднений».

Именно в этой совершенно нелепой лжи и заключается смысл брошюры советского «старого офицера».

В ней нет ни одного слова о действительных его «соотечественниках» и о массовых отправках ими русского пушечного мяса в красную Испанию при посредстве советских учреждений во Франции.

Каждое слово этой брошюры — отвратительная ложь.

Советское полпредство, пуская ее в обращение среди иностранных дипломатических представительств во Франции, по-видимому, не предполагало, что она может попасть именно в руки русских эмигрантов.

Ложь, что «Возрождение» отправляло посылки для 9-ой «Бандеры». Ложь, что «Возрождение» снабжало кого бы то ни было дорожными пропусками заграницу, и какими такими «пропусками» оно могло бы снабжать.

Ложь, что «Возрождение» направляло кого-либо и когда-либо в бюро агентов генерала Франко.

Все сплошная, наглая и преступная ложь. Такая же ложь, как сорвавшаяся советская басня об агентах Италии и Германии в советском злодейском похищении ген. Е. К. Миллера.

Для чего эта анонимная ложь пущена в обращение среди иностранных дипломатических представителей Парижа?

Факт бегства из Парижа пяти раскрытых, после похищения ген. Е. К. Миллера агентов ГПУ, обыск в советском доме на бульваре Монморанси и в «Союзе возвращенцев», откуда кучами переправлялось русское пушечное мясо в красную Испанию, — уже несомненное ни для кого соучастие советского полпредства в похищении ген. Е. Н. Миллера, и все более сужающийся вокруг советчиков ход следствия, — именно это и вынуждает большевиков к такой беспредельно подлой и вместе с тем беспредельно дурацкой, будто бы «тонкой» форме, выгораживать себя из преступления в глазах иностранных представительств.

Но уши советских преступников и злодеев, можно сказать, торчат из каждой строчки этого гнусного документа.


Письмо в редакцию

Глубокоуважаемый г. редактор,

Не откажите в любезности поместить в Вашей уважаемой газете нижеследующее заявление.

В «Последних Новостях» от 20-го октября сего года, было приведено имя В. Ильина в числе евразийцев, занявших в эпоху «кламарского раскола» 1928-29 гг. просоветскую позицию. Если речь идет обо мне, т. е. о В. Н. Ильине, профессоре Богословскаго Института в Париже, то эта информация газеты «Посл. Новости» представляет заведомую ложь. Газете отлично известно, что я занял в эпоху кламарского раскола антисоветскую позицию и принял участие в написании брошюры: «Газета «Евразия» не есть евразийский орган». По поводу этой брошюры была даже напечатана передовая статья «Посл. Новостей», где упомянуто и мое имя. В 1931 году я, убедившись, что в евразийстве, как «левом», так и «правом», вообще обстоит неблагополучно, написал в «Возрождении» письмо с заявлением об уходе моем из евразийства и о прекращении, как идеологической, так и личной связи с представителями евразийства. Тенденциозное и заведомо ложное освещение этого вопроса, очень хорошо известного «Посл. Новостям», несомненно представляет характерную для этой газеты попытку дезинформации и создания нездоровых и ни на чем не основанных слухов.

Примите уверение в совершенных к Вам почтении и глубокой преданности.

В. Н. Ильин.



"Возрождение", № 4103, 29 октября 1937 г., с. 5, 7, 12.

Tags: Клепинины, Марина Цветаева, С.Я. Эфрон, Скоблин, газета Возрождение, евразийство, история спецслужб, русская эмиграция, старая периодика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments