Ellenai (e11enai) wrote,
Ellenai
e11enai

Categories:

Разоблачения газеты "Возрождение". Часть 2


Страница 5 (увеличивается по клику)


Обыск у возвращенцев

Штаб-квартира «возвращенцев»

В пятницу 22 октября чинами судебной полиции и инспекторами «Сюртэ насиональ произведен обыск в помещении «Союза друзей советской родины», переименованного так из «Союза возвращения на родину».

В доме № 12 на рю де Бюси — небольшой торговой и оживленной улице, выходящей на бул. С.-Жермен, — возвращенцы нанимали большую, из 5-7 комнат квартиру. Снаружи дома, у входа с улицы нет ни таблички, ни надписи, указывающей на присутствие здесь советского учреждения. В различных комнатах этой квартиры находились многочисленные «отделы» и «службы», а также и большая комната-читальня и библиотека.

Обыск

Обыск у возвращенцев был произведен совместно 6-ю инспекторами судебной полиции и Сюртэ националь. Полиция прибыла ранним утром и обыск продолжался целый день до позднего вечера. В доме ничего без внимания оставлено не было. Тщательно осматривались стены и полы, изучались многочисленные бумаги, листовки. Привлек интерес властей и архив возвращенцев. Все изъятые бумаги и документы были опечатаны и поздно вечером по окончании обыска погружены на грузовик и доставлены судебному следователю Марша.

Цель обыска

Из осведомленных источников сообщают, что обыск в «Союзе друзей советской родины» в прямой связи с похищением ген. Миллера не находится. Произведен же он был, якобы, по делу об убийстве Райсса. Однако, уже теперь выясняется, что и к делу о похищении ген. Миллера ведут нити к возвращенцам на рю Бюси.

Как известно, «Союз возвращения» закамуфлирован большевиками как «культурное общество» и формально не должен был «заниматься политикой», тем не менее связь и участие отдельных возвращенцев в ряде темных дел вызвали подозрение полицейских властей.

Нити с рю Бюси

Соучастник сталинской расправы с бывшим агентом большевиков Игнатием Райссом был известный Шварценберг. Он одно время исполнял обязанности библиотекаря на рю Бюси, а после убийства Райсса исчез. Полиция деятельно его разыскивает.

По делу о краже «архивов Троцкого» оказался арестованным следивший за сыном Троцкого Седовым некий г. Ч. тоже возвращенец.

Занимался Союз возвращения и вербовкой пушечного мяса для красной Испании.

Кроме того, в квартиру возвращенцев вели нити многих политических преступлений (похищение ген. Кутепова, убийство Навашина и т. д.).

Допросы

Передают, что обыски у возвращенцев были для этой среды полной неожиданностью. «Сoюз друзей советской родины» чувствовал себя в безопасности и никаких мер предосторожности принято не было. Следственные власти, после предварительного ознакомления с захваченными документами располагают полным списком всех членов «Союза возвращения» и секретной перепиской между его деятелями.

После обысков был допрошен председатель этой малопочтенной организации некий господин Ковалев (?) и целый ряд видных ее руководителей, многие из которых поспешили скрыться из Парижа.

Деятельность Союза возвращенцев

Какие документы могли быть захвачены при обыске в Союзе возвращенцев? Всем известно, что Союз возвращенцев до того, как был опубликован закон о запрещении вербовки добровольцев в Испанию, открыто вербовал опустившихся от нужды русских людей в интернациональную бригаду. Вербовка производилась в ночлежках и столовых, где ютятся и кормятся так называемые отверженные.

Цимбалюк

Была даже создана особая ночлежка, очевидно специально с целью сманивать в Испанию русских людей. Эту ночлежку открыл некий Цимбалюк, до этого бывший на шомаже. В ночлежке проживало до 50-ти человек, была при ней и столовая. Кроме того, Цимбалюк издавал газетку, раздававшуюся даром ночлежникам. В ней проводились откровенно большевицкие идеи. Обитатели ночлежки перед сном каждый день должны были выслушивать «поучения» Цимбалюка, каковые сводились к чтению политграмоты. По имеющимся у нас сведениям, Цимбалюк ныне сам в Испании. Во всяком случае после опубликования закона, запрещающего вербовку добровольцев в Испанию, деятельность Союза возвращенцев и его агентов стала более конспиративной. Однако, и теперь то и дело какие-то личности предлагают нуждающимся бездомным эмигрантам отправить их в Испанию, откуда, мол, они смогут вернуться в СССР. Понятна поэтому тревога, охватившая советчиков при известии, что в Союзе возвращенцев был произведен обыск и что полицией захвачено множество документов.


Левое крыло евразийства

Обыск, произведенный в помещении «Союза друзей советской родины», т. е. союза возвращенцев на улице де Бюси не только в кругах возвращенцев, но и в полпредстве, вызвал настоящий переполох. Клепинины, после того, как их допрашивали, скрылись из Парижа. Бежал и бывший евразиец, а затем один из руководителей союза возвращенцев С. Я. Эфрон.

Бегство Эфрона — событие, весьма знаменательное. Ныне есть основание предполагать, что между ним и Скоблиным существовала определенная связь и что Эфрон, по поручению ГПУ, принимал участие в «мерах по ликвидации нежелательных элементов в эмиграции».

Заявление П. П. Сувчинского

Мы обратились к П. П. Сувчинскому, прося рассказать нам об Эфроне. П. П. Сувчинский заявил, что с августа 1929 года, когда вышел последний номер газеты «Евразия», он утратил всякую связь с Эфроном, равно как и с Клепининым. Г. Сувчинский заявил нам, что он тогда вышел из евразийского движения и с тех пор евразийцев ни правых, ни левых, а равно и возвращенцев не видал, более того — избегал с ними встречаться. Вышел он из евразийского движения, разочаровавшись в его возможностях, и ныне, как он сказал нам, никакой решительно политической деятельностью не занимается. Точно так же покинул евразийское движение и перестал заниматься политикой проф. Карсавин, ныне читающий лекции в Ковенском университете, на дочери которого женат П. П. Сувчинский.

«Верблюд»

П. П. Сувчинский подчеркивает, что Клепинины находились к нему в оппозиции справа, между тем, как Эфрон вместе с ним входил в число левых евразийцев. Эфрон был всегда близок к кн. Дмитрию Святополк-Мирскому, как известно, перешедшему к большевикам, а ныне сосланному по обвинению в близости к Бухарину.

П. П. Сувчинский невысокого мнения о талантах Эфрона. Такого же мнения придерживаются и некоторые другие лица, знавшие Эфрона по евразийскому движению. Евразийцы будто бы называли Эфрона «верблюдом», смеялись над тем, что в нем «сочетается глупость с патетизмом».

Далее, П. П. Сувчинский заявил нам категорически, что он никогда в СССР не был и что никогда решительно евразийское движение никаких денежных сумм не получало от большевиков и что жило оно всецело на средства некоего богатого англичанина. Этим и ограничиваются заявления, сделанный нам П. П. Сувчинским относительно евразийства и роли Ефрона. Вот дополнительные сведения:

Раскол у евразийцев

Как известно, в 1928–1929 гг. произошел так называемый «кламарский» раскол среди евразийцев. Тогда, кроме правой группы и центра отделилась левая группа, совершенно не скрывавшая своих симпатий к советской власти вообще и Сталину в частности. Ее главными руководителями были Д. И. Святополк-Мирский, П. П. Сувчинский и Л. И. Карсавин.

Эволюция Эфрона

Эфрон — первопоходник. В период добровольческой армии он храбро сражался с большевиками. Став евразийцем, он сохранил связи со своими боевыми товарищами, в частности, не подлежит сомнению, что он никогда не терял связи со Скоблиным. В разговорах Эфрон подчеркивал, что хотя он по происхождению еврей, но ему совершенно чужд еврейский интернационализм и что большевизм он принимает лишь постольку, поскольку он выражает «русскую сущность».

Эфрон написал несколько беллетристических произведений, не имевших однако успеха. Мало помалу он отходил от литературной деятельности, «углубляясь в чистую политику». Мало по малу также он и в политике стал отходить от полубольшевизма к большевизму откровенному.

Его идеология

Войдя в союз возвращенцев, Эфрон продолжал поддерживать связи с некоторыми эмигрантскими кругами, всячески стараясь привлечь возможно большее число эмигрантов на сторону большевиков.

Мысли он развивал такие: «реформы Петра не пришлись по вкусу едва ли не большинству населения России, но они были фактом и с ними пришлось считаться. Большевизм и советская власть тоже факты, с которыми надо считаться. Эмиграции следовательно, надлежит всячески стремиться к слиянию с советской Россией, т. е. ей надо возвращаться в СССР и приобщаться к общей работе. Осуществить это однако нелегко, ибо в эмиграции имеются многие элементы, которые всячески тормозят такое «законное стремление». С этими элементами следует бороться, нужно устранять «зубров» с руководящих постов эмиграции и заменять их своими людьми. Это должно быть одной из наших основных целей».

Семейные дела

Семейные дела также по-видимому сыграли роль в эволюции Эфрона. Как известно, он женат на поэтессе Марине Цветаевой. Последняя происходит из московской профессорской семьи, была правых убеждений и даже собиралась написать поэму о царской семье. Ныне, по-видимому, ее убеждения изменились, так как она об откровенном большевизме своего мужа знала прекрасно. Дочь Эфрона, года полтора тому назад, уехала в СССР, где ныне и находится. После отъезда дочери, Эфрон уже ни от кого но скрывал, что до конца будет служить большевикам.

Злобный заморыш

Всю свою жизнь Эфрон отличался врожденным отсутствием чувства морали. Он — говорит наш информатор  — отвратительное, темное насекомое, темный делец, способный на все, исходивший уже в заключение из величия и непобедимости Сталина. Злобный заморыш, Эфрон, как и все левое крыло евразийцев, перешел на советские рельсы в результате обостренного фактопоклонства.

Семья Клепининых

После раскола евразийцев, Клепинины, как сказано выше, примыкают к правому их крылу. Он человек чрезвычайно слабохарактерный, всецело находящийся под влиянием своей жены, Н. Н. Клепининой (урожденной Насоновой). Она, без сомнения, личность незаурядная, но в ее характере есть стремление выдвинуться на руководящие посты, быть центром всеобщего внимания. Она, если можно так выразиться, среди евразийцев претендует на роль «евразийской богородицы» и ее симпатии к большевицкому режиму вытекают из ее снобизма. Безвольный и слабый Клепинин, во всем послушный своей жене, все больше и больше уклоняется влево и свою эмигрантскую карьеру заканчивает полным признанием благости советского режима и временно отходит здесь от всех общественных дел. Потом с ним случился комический эпизод. Он уехал в Барселону в качестве оперного певца (это было в 1932 году), но на этом своем новом поприще был освистан.

Эфрон и Клепинины

Приблизительно в то же время возникает дружба между Клепиниными и С. Я. Эфроном. Он уже и тогда был вполне законченным большевиком, исповедуя полное приятие всех методов, практикуемых в советской России, и оправдывая расстрелы ГПУ. Воздействие Эфрона на Клепинина чрезвычайно велико. Таким образом, безвольный и слабый Клепинин, быть может и не плохой человек, оказался под влиянием, с одной стороны —своей жены, а с другой — Эфрона. Эти два лица и указали ему путь, приведший его в конечном результате на поклон красному Кремлю, а пока — к активной работе среди возвращенцев.

Эфрон и Штранге

После начала гражданской войны в Испании, деятельность Эфрона в значительной степени сосредоточилась на вербовке добровольцев в международную бригаду. (Как известно, перед бегством, он сказал жене, что уезжает в Испанию). Однако, этим не ограничивалась его большевицкая работа.

Следует особенно подчеркнуть близость отношений, существовавших в течение последних лет между Эфроном и Михаилом Штранге. Каждое лето, кроме последнего, Эфрон проводил у Штранге под Аннемасом. По свидетельству лиц, видевших их вместе, он имел на Штранге весьма большое влияние и тот слушался его во всем. И сам Эфрон не скрывал, что Штранге делает все, что он ему говорит.

Что же делал Штранге? Одно из его «дел» известно: это он подал ложный донос на Н. Н. Алексеева, в результате чего и последовало четырнадцатимесячное содержание последнего в тюрьме Шерш-Миди. Н. Н. Алексеев был оправдан военным судом, но длительное томление в тюрьме антибольшевицкого журналиста, очевидно, для Штранге было тоже «достижением».

Газета «Евразия»

Левое крыло евразийцев, ставшее на рельсы признания большевиков, поспешило захватить в свои руки газету «Евразия». С тех пор в тот небольшой период существования этого органа все газетные статьи настолько искажались, что газета «Евразия» превратилась в явно большевицкий орган: в нее был введен марксистский дух; статьи сотрудников так «исправлялись», что годились как материал для «Правды» или «Известий». Но что самое интересное — в газете появился отдел, занимавшийся травлей эмигрантов, под заголовком «Эмигрантика». Здесь уместно напомнить, что подобный отдел существовал и в младоросской газетке «Бодрость», правда, под другим заголовком — «Стрелы в цель». Евразийская газета, заканчивая свое существование, перешла на новую орфографию.

В статьях новых руководителей-большевизанов неприкрыто проводилась идея необходимости «залить Европу большевицкими ордами и повторить дело Чингисхана». Они издевались над европейской культурой с неприкрытой жаждой разрушения материальных и моральных ценностей.

Протесты правых евразийцев

К тому времени, почувствовав этот нездоровый дух, князь Трубецкой отошел от евразийского движения. Вся правая группа евразийцев, желая отмежеваться, выступила с листовкой, резко критикующей деятельность левой группы евразийцев. Однако, это никаких последствий не имело. Наоборот, вся компания Сувчинского и Карсавина не только не смягчила тон, но и напечатала ряд статей, в которых звучала на этот раз грубая коммунистическая пропаганда.

Родзевич

Евразиец Родзевич — личность мало значительная. Он, как говорят, ввел одного из главных евразийцев в полпредство, чтобы просить деньги на издание газеты «Евразия». Дело в том, что после кламарскаго раскола, англичанин, субсидировавший этот евразийский орган, убедился в том, что газета находится в руках темных деятелей и субсидии прекратил. Но у полпреда евразийцы не получили ни копейки.

Скоблин и евразийцы

В нашей беседе мы спросили у П. П. Сувчинского, были ли у Скоблина связи с евразийцами. Он нам ответил, что в 1926-27 гг. несколько раз встречался со Скоблиным, который произвел на него неблагоприятное впечатление. Скоблин приходил к нему, чтобы поговорить об евразийстве, которым весьма интересовался (!).

Судьба П. С. Арапова

Мы спросили у П. П. Сувчинского, что ему известно о судьбе П. С. Арапова, и о том, как были организованы поездки последнего в СССР.

П. П. Сувчинский охарактеризовал нам П. С. Арапова, б. конногвардейского офицера, ставшего представителем левого евразийства, как исключительно храброго человека, к тому же недюжинных способностей, человека совсем иного калибра, чем Эфрон.

Поездки Арапова были организованы трестом: пресловутый Якушев вел одновременно переговоры и с ген. Кутеповым, и с евразийцами. П. П. Сувчинский свидетельствует, что евразийцы не сомневались в том, что Якушев провокатор. Они, однако, решили воспользоваться его предложением, считая, что самое главное войти в связь с Россией — во-первых, а во-вторых — что, раз большевики посылают к евразийцам провокатора, значит они с ними считаются и не будут расправляться с евразийцами, едущими в СССР, дабы не выдавать провокаторов и поддерживать с ними дальнейшие отношения. Арапов трижды ездил в СССР. По возвращении из первой поездки, он рассказал, что в Москве к нему явилось лицо, заявившее, что оно сочувствует евразийцам и подчеркнувшее, что желательно установить постоянное общение между евразийцами за рубежом и в СССР. П. П. Сувчинский опять свидетельствует, что не было сомнений у евразийцев и в том, что и это лицо — провокатор, тем не менее Арапов вторично поехал в СССР для дальнейших переговоров с теми, кого и он, и его единомышленники считали провокаторами. Вернулся благополучно. В третий раз поехал в СССР в 1930 г. и с тех пор о нем решительно ничего неизвестно.

(Приведенные выше сведения, как сказано, получены нами и от других осведомленных лиц).


Боговут-Коломийцев

У Боговута-Коломийцева, имя которого не раз упоминалось в печати еще в дни похищения ген. Кутепова, был, как известно, произведен обыск и взяты документы.

Нам сообщают некоторые подробности об этой загадочной фигуре, впервые появившейся в эмиграции в Константинополе, после врангелевской эвакуации.

Еще тогда Боговут-Коломийцев не скрывал своих «симпатий» к большевикам, и отзывался о них:

— Что такое большевики: люди, как люди...

И при этом добавлял с крайним цинизмом:

— Если жиды могут наживаться на большевиках, то русский дворянин и подавно.

Боговут-Коломийцев в прошлом, действительно, из дворянской семьи и был женат на представительнице очень старой уважаемой русской фамилии.

«Наживаться» Боговут-Коломийцев решил, по-видимому, еще в Константинополе.

Именно там разыгралось его странное дело с пароходом «Владимир». Боговут-Коломийцев, в компании с неким Исаевым, зафрахтовал этот пароход якобы для отправки русских эмигрантов из Константинополя в Америку. Желающих уехать в Америку набралось едва ли не до трех тысяч человек. Боговут-Коломийцев забрал от них деньги, хотя никому из своих пассажиров еще не достал американских виз.

Эта история обратила на себя внимание одной из союзных контр-разведок в Константинополе. Ею допускалось, что Боговут-Коломийцев отвезет доверившихся ему людей не в Америку, а назад в советскую Россию, инсценировав, например, на «Владимире» бунт команды, которая, как было известно, состояла из большевиков. Пароход из Константинополя не ушел, бюро Боговута-Коломийцева было закрыто.

Вскоре же Боговут оказался в Париже. Здесь, с известным Думбадзе, секретарем Бурцева, а до того чекистом, Боговут-Коломийцев предпринял свое новое и тоже странное дело: они с Думбадзе начали набирать отряд для переброски его через польскую границу в советскую Россию, якобы для борьбы с большевиками.

«Дело» Боговута-Коломийцева сорвалось.

Потом он оказался в ближайшем окружении известного финансиста Крейгера.

С Крейгером он ездил в советскую Россию по его спичечным делам, для закупки дерева для выделки спичек. В те времена Боговут-Коломийцев был в больших деньгах и, как говорят, получал у Крейгера больше 30.000 фр. в месяц.

В это же время, по-видимому, начались самые тесные «деловые связи» Боговута-Коломийцева с большевиками, о чем эмиграция тогда еще не знала.

Могло казаться, что он намеревается начать играть большую роль именно среди эмиграции. Он тогда поддерживал общение с русскими эмигрантами, помогал кое-кому деньгами, устраивал у себя приемы, завязывал дружеские связи. Для эмигрантов он был только богатым советником финансиста Крейгера.

В дни похищения Кутепова в газете «Журналь» появилась маленькая заметка, о том, что в Булонском лесу пытались похитить дочь «видного русского эмигранта» Боговута-Коломийцева, но что отец защитил ее от похитителей».

Боговут-Коломийцев, возможно, намеревался тогда вызвать к себе симпатии в эмиграции, чтобы затем начать играть в ней роль, но его деятельность в те дни была расшифрована в печати. Тесные связи завязались у него только с редакцией «Последних Новостей», где он особенно сблизился с Милюковым и Вакаром, причем газета эта стала придавать такое большое значение личности Боговута-Коломийцева, что одну из своих передовиц посвятила следующей теме: «Ставка на Беседовских и Боговутов».

Боговут-Коломийцев был близко связан с Беседовским. Именно в дни похищения Кутепова Беседовский нашел зачем-то необходимым сообщить одному из сотрудников «Возрождения», что «как раз в час похищения, в 11 ч. утра он, Беседовский, Боговут-Коломийцев и один бывший французский министр ехали на автомобиле завтракать в Робинзон.

Боговут был связан и с убитым позже в Париже Навашиным. Но связь Боговута-Коломийцева с Навашиным еще ждет своего выяснения.

Отметим также, что Боговут-Коломийцев отнюдь и не скрывал, что он советский агент. Во время известного хулиганского нападения младороссов на князя М. К. Горчакова, в связи с упоминанием князем имени Боговута-Коломийцева, сам Боговут-Коломийцев высгупил в газете «Последние Новости» с письмом, в котором сам признавал, что «я, правда, до 1927 года был советским агентом».

Наконец, чтобы закончить характеристику этой фигуры, можно сообщить, что Боговут-Коломийцев, вместе с б. ген. Дьяконовым сотрудничал с чекистом Агабековым и был завсегдатаем одного из отделений французской Сюртэ Женераль вплоть до 1934 г.


"Возрождение", № 4103, 29 октября 1937 г., с. 5.

Tags: К.Б. Родзевич, Клепинины, Марина Цветаева, П.С. Арапов, С.Я. Эфрон, газета Возрождение, евразийство, история спецслужб, русская эмиграция, старая периодика
Subscribe

  • Kein Feuer, keine Kohle

    Думая о смерти в 17 лет, Марина Цветаева в своем прощальном письме завещала сестре Асе петь в память о ней "Никакой огонь, никакой уголь".…

  • Мицкевич в переводе Марины Цветаевой

    В конце 1940 года Марина Цветаева перевела два стихотворения Адама Мицкевича — "Ода к молодости" и "Романтика" — для…

  • Бальмонт в Польше

    В рижской газете "Сегодня" обнаружила заметку о малоизвестном эпизоде из жизни Константина Дмитриевича Бальмонта — его визите в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments