May 29th, 2014

Ellenai

"Повесть о Сонечке". Немного текстологии

"Повесть о Сонечке" Марины Цветаевой пробивалась в советскую печать с трудом. Первая ее часть была опубликована в 3-м номере журнала "Новый мир" за 1976 год. И хотя в тексте были предусмотрительно сделаны купюры, повесть тут же навлекла на себя гнев ревнителей советской идеологической чистоты. В апрельском 16-м номере газеты "Литературная Россия" за 1976 год появилась реплика некого В. Рымашевского под названием "А зеркало-то кривое".

К сожалению, у меня нет сейчас под рукой текста этой заметки, поэтому приходится пересказывать по памяти. Помнится, автор недоумевал, как на страницах советского журнала могло появиться такое откровенно контрреволюционное произведение. Особенное возмущение вызвала у него сцена, где Сонечка обманывает красногвардейцев, чтобы пронести обед юнкерам, а также "эмигрантский анекдот о гробах, которые выдают при жизни". Далее автор говорил, что есть две Марины Цветаевой: одна тосковала по родине, писала "Челюскинцев", "Стихи к сыну", "Стихи к Чехии", и эту Цветаеву следует всячески поощрять и популяризировать, а другая клеветала на советскую власть, воспевала белогвардейцев и т. п., и вот эту вторую Цветаеву к страницам советской печати близко подпускать нельзя. Видимо, гневный отклик "Литературной России" сыграл свою роль: вторая часть повести появилась в "Новом мире" только в 1979 году.

В том же 1976 году, когда "Сонечка" появилась на страницах "Нового мира", полный текст повести был опубликован парижским издательством YMKA-press в книге "Марина Цветаева. Неизданное". Случилось так, что впервые я прочитала повесть в журнале, а только потом заполучила в руки книгу. Разумеется, мне стало интересно, какие места повести были выпущены "Новым миром", и я принялась сравнивать журнальный текст с книжным. Тут выявились некоторые мелкие расхождения, которые я отметила карандашом на страницах своего экземпляра "Неизданного". Хочу рассказать о них поподробнее.

Collapse )