May 27th, 2013

Ellenai

Бурцев и Савинков

На моем любимом сайте http://librarium.fr/ru появился очередной номер журнала "Иллюстрированная Россия" с окончанием статьи В.Л. Бурцева "В сетях ГПУ".

Статья эта примечательна не только тем, что впервые открыла русскому эмигрантскому читателю глаза на провокационную деятельность ГПУ, но и тем, что она послужила краеугольным камнем позднесоветской чекистской мифологии.

В начале 1960-х годов, после хрущевских выступлений на XX и XXII съездах КПСС, перед советскими писателями и журналистами, связанными с органами госбезопасности, была поставлена задача противопоставить ежовско-бериевским палачам "хороших" чекистов времен Дзержинского. Однако задача эта была связана с известными трудностями: как рассказать о деятельности советской тайной полиции 20-х годов, не выдав ее профессиональных секретов?

Вот тут-то и вспомнили Бурцева. Благодаря его разоблачениям, операции "Трест" и "Синдикат-2" (поимка Савинкова) давно уже стали секретами Полишинеля для русской эмиграции. Так почему бы теперь не познакомить с ними и советского читателя, записав свой пассив в актив? Так появились на свет романы Льва Никулина "Мертвая зыбь" (1965) и Василия Ардаматского "Возмездие" (1968), впоследствии экранизированные.

Эти произведения изображают в развернутом виде то, что Бурцев изложил в двух коротких очерках. Но если у Бурцева, человека, воспитанного в понятиях XIX века, провокационные методы царских охранных отделений и большевицкого ГПУ вызывают одинаковое омерзение, то советские авторы подходят к этим методам с позиций двойной морали: в оценке провокаций царских жандармов они полностью сходятся с Бурцевым, зато аналогичные действия чекистов преподносят как подвиг.

Постсоветская эпоха ознаменовалась тем, что эта двойная мораль была успешно преодолена, остатки интеллигентского идеализма изжиты. Теперь бульдог скрещен с носорогом советский период российской истории объявлен естественным продолжением периода имперского, и деятельностью царской охранки принято гордиться так же, как и деятельностью ЧК—ГПУ—НКВД.

Начало см. здесь: Бурцев — разоблачитель "Треста"

Collapse )